Караван кино

Караван кино 16 Мая 2023

В 2022 году Казанский международный фестиваль мусульманского кино открылся показом картины «Ибн Фадлан», приуроченной к 1100-летию принятия ислама государством Волжская Булгария. В рамках фестиваля были устроены бесплатные показы, прошедшие с полным аншлагом. Желающих увидеть премьеру оказалось настолько много, что организаторам приходилось открывать дополнительные залы. Даже технический сбой в одном из кинотеатров (фильм демонстрировался с зависанием изображения) не помешал зрителям насладиться историей, основанной на путевых заметках арабского дипломата Ибн Фадлана в составе Багдадского посольства. Удивительно, но возможно в этом заключается феномен казанского фестиваля – несмотря на «сбои», противоречия, скандалы и критику, он продолжает знакомить зрителей с фильмами со всего мира, несущими идеи миротворчества, веротерпимости, толерантности. Небольшой экскурс в историю фестиваля поможет в этом убедиться.

Подобно тому, как пень финикийской пальмы в мединской мечети служила Пророку своеобразной трибуной для проповеди, учрежденный в 2004 году «Золотой минбар» стал предшественником для Казанского фестиваля. Идея «Золотого минбара» явилась логическим следствием развития телекомпании «Исламский мир», организованной Зауди Мамирговым. Буквально с первых же дней руководство телекомпании ощутило дефицит интересных, профессионально отснятых кинолент о мусульманской культуре. Так зародилась идея «кочующего» фестиваля, который бы знакомил с достижениями мусульманских кинематографистов всего мира. Идею одобрили председатель Cовета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин и первый президент РТ Минтимер Шаймиев.

Уже на втором «Золотом минбаре» в 2006 году, прошедшем под девизом «Веротерпимость и политкорректность» (в ответ прогремевшему на весь мир «карикатурному» скандалу), генеральный директор фестиваля Зауди Мамиргов заявил, что отныне постоянной дислокацией культурного мероприятия станет Казань. По всей видимости, знаменуя своеобразное территориальное закрепление, на открытии третьего «Золотого минбара» гостей приветствовал сам Минтимер Шаймиев, остроумно представившись на красной ковровой дорожке режиссером фильма «Татарстан, такой, каков он есть». Самый большой фурор произвело появление на сцене звезды мирового кино Катрин Денев, а последующие фестивали успели посетить Марк Дакаскос, Изабель Аджани, Арманд Ассанте, Кэри Хироюки Тагава.

Стремление стать «восточными Каннами» встретило на своем пути критику и организационные противоречия – проблемы кризиса роста, которые не удается избежать любому развитию. Так, в одном из интервью Зауди Мамиргову пришлось объяснять, почему к пышному проведению фестиваля не применительно понятие «исраф» (излишнее расточительство в потреблении материальных благ). Отмеченные журналистами вольности во время торжественных мероприятий, будь то неуместные шутки на сцене или оголенная спина ведущей, оставались без объяснений, хотя и вопросы по этому поводу отсутствовали. Но они возникли со стороны гостей из арабского мира в связи с показом израильско-немецкой картины в рамках конкурсной программы 2009 года. 

Вероятнее всего, корень противоречий заключался в непродуманности концепции фестиваля. Каким должно быть наполнение «мусульманского» фестиваля? Может ли тот или иной фильм быть «исламским», и существуют ли устойчивые категории для подобного определения?

«Ну не знаю я, что это такое – мусульманское кино», – разводил руками режиссер Станислав Говорухин на одной из фестивальных пресс-конференций. Иранский режиссер Расул Садр Амели заметил, что демонстрация любовных чувств без поцелуев и эротических сцен, также в некоторой степени определяет исламский характер картин. Наиболее логичным выглядит, прозвучавшее за круглым столом «Роль кинематографии в диалоге культур и религий», предположение ректора РИУ Рафика Мухаметшина о том, что мусульманское кино – это кино, в той или иной степени, связанное с мусульманской культурой. Это может выражаться разнообразно, но надо помнить: за универсальностью понятия всегда должны и будут стоять ключевые моменты религиозного плана.

Победителем последнего «Золотого минбара» стала картина Веры Глаголевой «Одна война», никоим образом не подходящая под определение «мусульманское кино». Фильм о женщинах, родивших во время Великой Отечественной войны детей от фашистских оккупантов, соответствует основной идее фестиваля о толерантности, взаимопонимании и прощении. Следующее место встречи в пространстве единых для всех культур и конфессий ценностей было назначено под другим названием. Приставка «мусульманское» осталась для придания уникальной эмоциональности и теплоты мероприятию, но «Золотой минбар» пришлось убрать из названия в связи с разделением московской и казанской дирекций (бренд придумали москвичи). В сентябре 2010 года уже Казанский Международный Фестиваль Мусульманского Кино развернул красную ковровую дорожку для кинодеятелей и зрителей со всего мира.

«Я молю Аллаха, чтобы VI КМФМК прошел успешно», – сказал на открытии председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин, вновь возглавивший фестиваль. Во второй день переполненный зал кинотеатра «Родина» с замиранием следил за «Путешествием в Мекку», картиной из Саудовской Аравии и Марокко. Впервые в истории съемочную группу допустили к главной святыне ислама. Победителем фестиваля стал татарстанский фильм «Бибинур», а приз за лучшую женскую роль достался исполнительнице главной роли. Награду Фирдаус Ахтямове вручили турецкий режиссер Юксель Аксу и голливудский актер Эдриан Броуди.

В следующем, 2011 году, VII Казанский фестиваль приобрел новый символ (в виде миниатюрной башни Сююмбике), но неизменной осталась миссия кинофорума, выраженная в его установившемся с 2007 года девизе – «Через диалог культур – к культуре диалога». Приз за лучшую женскую роль получила бывшая немецкая порноактриса турецкого происхождения. В ответном письме духовному управлению мусульман Татарстана министр культуры Айрат Сибагатуллин поблагодарил муфтия Ильдуса Файзова за критику и объяснил выбор картины «Чужая» высокими художественными достоинствами ленты, сославшись на авторитетное международное жюри. Министр обещал учесть предложения ДУМ РТ о конструктивной совместной подготовке следующего фестиваля.

В 2016 году XII КМФМК открылся показом фильма иранского режиссера Маджида Маджиди «Мухаммад – Посланник Всевышнего». За прошедшие годы фестиваль оставил претензии на роль «восточных Канн» и принялся искать способы разбудить местный кинематограф. Юбилейный фестиваль 2014 года, сохраняя традиционный формат, представил больше молодежных программ и мероприятий. Новшеством 2015 года стал образовательный форум и лаборатория «Время кино», в рамках которых молодые кинематографисты знакомились с разными аспектами профессии. Сами организаторы фестиваля, вместо приглашения мировых звезд решили сконцентрировать внимание на специалистах кино, проведении мастер-классов и познавательных лекций с их участием.

Кроме своеобразного «углубления», в ширине КМФМК вышел на новый уровень. На XIII международном фестивале мусульманского кино была учреждена премия Группы стратегического видения «Россия – Исламский мир». Группа была образована в 2006 году для обсуждения животрепещущих проблем международных отношений, и, естественно, комплекса отношений между Россией и государствами исламского Востока. Директор «Татаркино» Миляуша Айтуганова отметила, что к 14-летию Казанский кинофестиваль обрел четкую позицию и статус серьезного международного кинофорума. Юбилейный XV фестиваль проходил одновременно с «Россия Исламский мир: KazanSummit 2019», что позволило не только расширить аудиторию кинофестиваля, но и  провести Питчинг кинопроектов с целью найти заинтересованных в их реализации.

Перенесемся в Алма-Ату конца 90-х. На спортивной площадке в типичном спальном районе собирается группа молодежи: ругаются матом, прогоняют забулдыгу, один из старших отбирает у молодого новенький кассетный плеер. Так начинается фильм «18 килогерц» (18 килогерц – частота звука, которую не слышат взрослые) казахстанского режиссера Фархата Шарипова, выигравшего Гран-при за лучший полнометражный фильм на XVII КМФМК. Выбор жюри вызвал скандал. Возобновились разговоры о пересмотре концепции, намекающие, что слово «мусульманский» в названии мешает развитию кинофорума. Возможно, отсутствие среди отборщиков фильмов представителей духовенства также сыграло свою роль.

В 2022 году в отборочной комиссии вновь появился представитель мусульманского мира – заведующий кафедрой филологии и страноведения РИИ Тимур Шайхуллин. Наверняка, споры о том, что такое «мусульманское кино» еще не раз всколыхнут общественность, потому что в феврале был объявлен старт приема заявок на КМФМК-2023 без какой-либо информации о кардинальной смене имиджа мероприятия. Караван продолжает идти, предлагая альтернативу современным зрителям кино, способствуя развитию регионального кинематографа, открывая окно в Россию для исламского мира, а самое главное – распространяя общечеловеческие духовно-нравственные и культурные ценности этого мира.

 

 

Динар Зигангиров

Фото: kazanreporter.ru

 


Количество показов: 631

Возврат к списку