Иммануил Валлерстайн: Великий ливийский обман

Иммануил Валлерстайн: Великий ливийский обман 5 Апреля 2011

Запад начал операцию в Ливии, конец которой абсолютно не известен. Очень большая вероятность, что завязнут опять. Помогла ли война отвлечь внимание мира от арабских  революций?

Все происходящие в прошлом месяце в Ливии столкновения – гражданская война, военное вмешательство западных стран во главе с США – не имеют никакой связи ни с заботой о людях, ни с нефтью. Если взглянуть на суть дела, все эти события отвлекают внимание от основной политической борьбы, идущей в арабском мире. И у Каддафи, и у лидеров Запада, придерживающихся самых разных позиций, есть только одно, в чем все они сходятся. Общее их желание – замедлить второе арабское восстание, направить его, управлять им, ограничить и помешать изменению политической ситуации в арабском мире и его роли в мировой геополитической системе.

Чтобы понять это необходимо в хронологическом порядке вспомнить все события. Хотя уже долгое время в порядке вещей считались политические беспорядки, происходящие в разных арабских странах, и поддержка тех или иных элементов внешними силами, самоубийство, совершенной 17 декабря 2010 года Мухаммадом Буазизи Muhammed Buazizi, привело в движение весьма неоднозначный процесс.

По моему мнению, этот процесс по духу является продолжением мировой революции 1968 года. В 1968 году группой, имевшей смелость и волю выступить против замшелых авторитетов, как и в последние месяцы в арабском мире, была молодежь. Было много факторов, заставивших их действовать: безжалостность и деградация находящихся у власти, ухудшение экономических условий и, что важнее всего, эта молодежь считала своим нравственным и политическим правом иметь возможность определять свою политическую и культурную судьбу. Кроме того, она выступала против всей существовавшей мировой системы и склонения своих лидеров перед внешними силами.

Эти молодые люди, в первую очередь, не были организованы. И в своем большинстве, не ориентировались в политике. Но у них была смелость. И события, как в 1968 году, распространялись подобно эпидемии. Не прошло много времени, как они начали представлять угрозу не только внешней политике, но и всему строю арабских государств. После того, как они показали свою силу в одном из сильнейших арабских государств – Египте – все стали принимать их всерьез. Принимать всерьез какое-то либо восстание можно двумя путями – или присоединиться к нему и попытаться взять под контроль, или делать все возможное для его подавления. В арабском восстании до сегодняшнего дня задействованы оба этих метода.

Как уже отмечал Самир Амин в своем анализе египетских событий, в выступлениях принимали участие три различные группы: традиционалисты с вновь оживившимися правыми, работники разных сфер с торговцами из среднего класса и исламисты. Сила и характер этих трех группы были различными в разных арабских странах. Амин оценивает правых и работников разных сфер с торговцами из среднего класса в качестве позитивных элементов, а исламистов, в самом конце присоединившихся к поезду арабских революций, в качестве отрицательных элементов. Кроме того, существует и армия, которая всегда охраняла порядок и присоединилась к восстанию, чтобы ограничить его.

Выступления в Ливии явились прямым результатом увенчавшихся успехом восстаний в двух соседних странах – Египте и Тунисе. Каддафи является безжалостным вождем, он и сейчас выступает с устрашающими заявлениями о том, что сделает с предателями родины. Если Франция, Англия и США начали высказываться против Каддафи, это происходит вовсе не потому, что он является для них анти-империалистической колючкой. Каддафи добровольно продавал нефть Западу и хвалился тем, что создавал препятствия для нелегальной миграции в Италию. Кроме того, он подписал весьма выгодные контракты с многими западными фирмами.

Правительство Саудовской Аравии прилагало немало усилий для того, чтобы было вынесено решение о введение запретных для полета авиации зон над Ливией. Чтобы обеспечить единодушие в этом вопросе среди арабских стран, саудиты выплатили две компенсации. Было потребовано только установление запретных для полета авиации зон, а чтобы предотвратить вмешательство сухопутных соединений западных стран, было оглашено второе решение.

Что заставило саудитов принять такое решение? Американцы ли обратились к ним с такой просьбой? По моему мнению, дело обстоит как раз наоборот. Это пример того, как Саудовская Аравия пытается оказать влияние на политику США, и это имело результат. Соотношение сил изменилось.

То, что хотели получить саудиты и что обрели, в корне отличается от того, что они считали срочным делом (подавление арабских восстаний), потому что все эти события в первую очередь оказали влияние на Саудовскую Аравию, а следом и на страны Персидского залива.

Как и в 1968 году, такие выступления против власти породили неожиданные разлады в отношениях и парадоксальные союзы. Призыв к военному вмешательству ради заботы о населении – это уже порождающий споры вопрос. Мое мнение по такому вмешательство таково, что я ни за что не поверю, что оно может содержать заботу о людях. Сторонники вмешательства каждый раз привлекают внимание к таким событиям, как имевшее место в Руанде, когда международные силы остались в стороне. Но они почему-то никогда не обращают внимания на страны, где такое вмешательство имело место. Да, на сравнительно короткий срок вмешательство международных сил может предотвратить убийства. Но если такое вмешательство осуществляется длительное время, годится ли оно для таких целей? США ввели войска в Ирак, чтобы предотвратить убийства, которые мог устроить Саддам Хусейн. Прошло десять лет с тех пор. Намного ли меньше убито людей за это время в Ираке? Положение вовсе не выглядит таким уж прекрасным.

Сторонники военного вмешательство выдвигают в качестве критерия количество. Если какое-то правительство убило 10 участников протеста, это «считается нормальным», самое большее, заслуживает устного порицания. Если же убито 10 тысяч человек, это уже преступление, и требуется военное вмешательство. Сколько же должно умереть людей, чтобы «нормальное» превратилось в «преступление»? Сто? Тысяча?

Запад начал операцию в Ливии, конец которой абсолютно не известен. Очень большая вероятность, что завязнут опять. Помогла ли война отвлечь внимание мира от арабских  революций? Может быть. Пока мы не знаем этого. Будет ли свергнут Каддафи? Может быть. И этого пока мы не знаем. Если Каддафи уйдет, кто встанет на его место? Даже комментаторы из США выражают опасение, что на место Каддафи придет кто-либо из его окружения или Аль-Каида.

Если смотреть хоть с узкой американской перспективы, хоть с гуманитарной, вмешательство США в дела Ливии является ошибкой. Эта война не закончиться быстро. Действия президента Обамы носят весьма беспорядочный характер, а говорит о них он в трудной для восприятия форме. Суть его слов такова: если какой-то президент США решит, что какое-то военное вмешательство послужит ООН и миру, то президент может и должен осуществить такое вмешательство. У меня нет никакого сомнения в том, что и сам Обама испытывает дискомфорт от своего решения. Но этого недостаточно. Это опасное, злополучное и вредное лично для него решение.

Иммануил Валлерстайн

Источник: www.zcommunications.org 

 

ИММАНУИЛ ВАЛЛЕРСТАЙН (Wallerstein, Immanuel) (р. 1930) – американский мыслитель, основоположник мир-системного анализа, один из лидеров современного леворадикального обществоведения.


Количество показов: 1337

Возврат к списку