Лирия Кусайманова: «Возьмут ли глухого в мечеть? На каких условиях? С какой зарплатой?»

Лирия Кусайманова: «Возьмут ли глухого в мечеть? На каких условиях? С какой зарплатой?» 2 Августа 2021

Лирия Кусайманова: «Возьмут ли глухого в мечеть? На каких условиях? С какой зарплатой?»

«АНО «Добрый мир для всех»» продолжает вести работу с глухими людьми. На этот раз поговорим об ифтарах, трудоустройстве и проблеме неслышащих в деревнях. Лирия Кусайманова, директор «АНО «Добрый мир для всех»» поделилась с нами потребностями деятельности центра.

– Расскажите, что нового было в этом году на Рамадан в вашем центре?

– Начнем с приятной новости! Мы очень рады, что в этом году многие реабилитанты приняли ислам и решили самостоятельно организовывать ифтары для всех желающих и каждую пятницу накрывать праздничный стол. К счастью, мы нашли людей, которые изъявили желание финансово помогать в реализации наших благих идей! Ежедневно на ифтары собирались 50-60 человек, среди них  не только инвалиды, но и нуждающиеся. Мы хотели показать, как возвышено и духовно сплочается умма в мечетях в этот прекрасный месяц. Также мы старались отвечать на все вопросы и рассказывать о религии на языке жестов.

Мы решили поинтересоваться мнением прихожан данного центра. С помощью сурдопереводчика нам удалось поговорить с Равией апой: «Мне нравится, что здесь можно пообщаться с глухими, поучаствовать в разных мастер-классах. Мы помогаем друг другу. Меня вдохновляет все это. Раньше ходила в мечеть «Ярдэм» на ифтары, иногда посещали «Апанаевскую» мечеть, мечеть «Марджани». Мне нравится, что в месяц Рамадан все доброжелательны, злость куда-то улетучивается, мы становимся открытыми.

Мы приходим сюда с утра: пьем чай, общаемся, готовим еду, убираемся, участвуем в мероприятиях, учимся. Когда день заканчивается даже не хочется, уходить. Порой сидим возле озера Кабан и общаемся до ночного намаза.


 3.jpg

«Русский жестовый язык с татарской речью»

 

– Лирия Харисовна, расскажите, какую проблему в обществе глухих Вы видите сейчас как самую остросоциальную?

– Недавно к нам приехали студент со своей матерью из деревни. Мальчик не понимал русскую жестовую речь, потому что читал он лишь по губам общение родственников на татарском языке. РЖЯ он не знает. Ему пришлось тратить больше года на изучение русского жестового языка. В деревне глухих детей кто-то отпускает в школу учиться, а кто-то жалеет и оставляет дома. Он дома как помощник по хозяйству: воды принести, за коровой убрать, курей покормить. В основном такие ребята как подсобные работники дома. Тем самым, как бы защищая его от «общественного удара», опекуны наносят ему непоправимый вред. А когда ребенок уже вырастает, родители понимают, что он необразованный, ему надо учиться, они начинают это наверстывать. На языке жестов он знает лишь элементарные вещи: «зайти», «выйти», «корова». А прочитать и перевести предложение на РЖЯ – это очень проблематично для них. Поэтому необходим жестовый татарский язык, который бы передал полную смысловую нагрузку и совпадающую с РЖЯ артикуляцию. Русский жестовый язык с татарской речью.

В татарских деревнях наши глухие люди умеют читать лишь по губам, не владея языком жестов по-русски. Попадая в Казань, они не понимают жесты, теряются. У нас в Казани в школе глухих 180 детей. Сейчас в школе не хватает сурдопереводчиков. В Америке же есть даже уроки жестового языка.

А вообще социальных проблем, связанных с РЖЯ, конечно, немало. Что касается знания РЖЯ имамами, то однажды, муфтий Татарстан, Камиль хазрат, сказал, что «имам должен быть разносторонне развитым. Знать не только обычные языки, но и систему чтения по Брайлю». При желании это не сложно: поприветствовать человека, спросить его здоровье. Для нас сейчас главные вопросы это: возьмут ли глухого в мечеть? На каких условиях? С какой зарплатой? Вопросов очень много.


2.jpg


Должен ли каждый имам проходить курсы РЖЯ?

– Мы проводили обучающие курсы повышения в Булгарах для имамов. Мы организовали для них практические занятия по Брайлю, рассказали то, как следует общаться со слепыми, с глухими людьми: как помочь им, как пригласить их куда-то, объяснить что-то. За ними сразу следовали практические занятия. Для первого раза для религиозных деятелей это было очень интересно. Один из студентов, имам мечети «Энилэр» города Чистополи, пригласил нас вместе с группой глухих в мечеть. Так, весь мухтасибат пригласил  нас, чтобы мы посмотрели все мусульманские центры в их городе. Для нас это была потрясающая экскурсия! Столько эмоций, ифтары, мастер классы по завязыванию платка. Также они одарили нас подарками. Это был праздник.

– Адегам Агзамович, расскажите об РЖЯ в религиозной среде в Татарстане?

– Если взять религиозное образование в церкви, то среди них работа с глухими поставлена давно. Это было связано с обетом молчания. Они привлекли глухих, стали с ними заниматься и вместо молчания языком они стали общаться жестами между собой. Уже с тех пор по нынешний день у них работа ведется на высшем уровне.

– Проводятся ли для глухих подобные мероприятия как в центре «АНО «Добрый мир для всех»» в других городах?

– Да. Например, я прикрепил глухих к имамам, чтобы о них не забывали и оказывали помощь. Ранее эти неслышащие были у нас в центре, теперь им помогают общины мечетей. У нас из Саратова была одна женщина: до сих пор ей помогают с продуктами. Однажды она мне позвонила и сообщила: «Мне вчера не привезли продукты». Я говорю: «А что до этого каждый день приносили?». Она говорит: «Да!». Я позвонил имаму и выразил свою благодарность за то, что о глухих не забывают.

– Очное образование невозможно для глухих?

– Нет, потому что там нужна аккредитация, разрешительные документы. Нам недавно выслали учебный материал с мусульманского образовательного учреждения. Я его перевожу, но материал очень объемный. На некоторых лекциях говорят непонятно, со звуком тоже проблемы есть. Некоторые лекторы говорили четко, хорошо, с паузой, а некоторые нет. Например, преподаватель говорит быстро, к тому же быстро произносит арабские имена ученых, например: Насир ад- Дин ат - Туси, Мухаммед аль- Хорезми или Абу Бакр Мухаммад ар-Рази. Мало того, что я должен услышать правильное произношение имени этого ученого, так еще и успеть быстро показать пальцами каждую букву его имени, в то время как преподаватель уже говорит совсем о другом. Вся информация должна быть в печатном виде, потому что со слов на жестовый язык перевести не всегда легко, ведь сурдопереводчику еще необходимо время, чтобы подобрать подходящий по контексту жест.

– Вы один переводите все эти лекции?

– Да. У меня пока нет команды.

Лирия Кусайманова еще раз подчеркнула мысль о том, что «сурдопереводчика со знанием исламской терминологии пока нет. А также на данный момент нет словаря исламской терминологии на РЖЯ. Например, в РЖЯ еще нет таких слов, как «мечеть», «намаз», «тахарат».

К сожалению, для неслышащих людей по сей день недоступны многие религиозные образовательные учреждения, и даже после окончания института возникают проблемы с трудоустройством глухого. 6000 татарстанцев, а именно данное число проживающих с нарушением слуха, могут остаться без должного права на получение образовательных услуг со стороны государства.

 

ГАЛИЕВА Айсылу, специально для Исламского портала



Количество показов: 751

Возврат к списку