Николай Ильминский: человек, которого мы должны знать

Николай Ильминский: человек, которого мы должны знать 17 Февраля 2021

Николай Ильминский: человек, которого мы должны знать

Сейчас уже немногие помнят Николая Ильминского, известного востоковеда, организатора политики русификации и борьбы с татарским, мусульманским влиянием, известного миссионера советника обер-прокурор Святейшего Синода графа Победоносцова. Сегодня мы поговорим о личности, которая сильно повлияла на русификацию татарского народа.

Стоит начать с того, что конец 19 века являлся переломным для татар- мусульман. Модернизационные процессы, затронувшие все народы Поволжья очень изменили жизнь городских татар-мусульман.

Татарская интеллигенция и буржуазия стала открывать по всей стране новометодные мектебе и медресе со светским образованием по всей территории России, где проживали мусульмане. Новометодное образование формировало из татар политическую нацию, способную свободно конкурировать с имперской нацией. Миссионеры русификаторы очень настороженно относились к данным процессам. Казалось бы, эти события канули в лету, и незачем их вспоминать. Однако, на сегодняшний день Татарстан является многонациональной республикой, где татары пытаются построить свою систему национального образования и стратегию развития культуры. Поэтому нам необходимо знать какой ценой татарам досталось эта свобода. Хочется заметить, что джадиды не исключали ислам из системы образования, понимая, что религия – это ценностное ядро и фундамент татарской культуры.

Так, перескочив временной интервал всего лишь в столетие, мы знакомимся с личностью Николая Ивановича Ильминского. Он рождается в семье протоирея, оканчивает Пензенское духовное училище и там же духовную семинарию. Переехав в Казань, в 1847 году он поступает в Казанскую духовную академию на противомусульманское отделение. На этом отделении особое внимания уделялось особой языковой подготовки миссионеров, поэтому его можно было часто видеть в Старо-татарской слободе. Его биограф, профессор Петр Знаменский, отмечал у него данные способности: «…он быстро схватывал самый строй, внутренний дух нового неизвестного ему прежде языка до такой степени, что мог, кажется, без грамматики и словаря наперёд угадывать подробности его форм и значение его своеобразных понятий».[1] Так, начинается программа над русификацией народов, проживающих в Поволжье. Первый выпуск миссионерского отделения был привлечен к переводу Библии на языки нерусских народов империи. Под руководством Александра Казембека, Ильминский участвовал в переводе Библии на татарский язык. Кроме того, открылись кафедры калмыцко- монгольских языков для подготовки миссионерских кадров против монгол, бурятов и калмык, исповедующих буддизм.

Переводы священных писаний на языки нерусских народов империи были необходимы для того, чтобы остановить отпадение нерусских народов в ислам и язычество. В целях предотвращения отпадений и закрепления инородцев в христианстве в 1865 г. под покровительством императрицы Марии Александровны, супруги Александра II, в Санкт-Петербурге открылось Православное миссионерское общество.

Диляра Шамилевна Мухтахутдинова замечает: «Под непосредственным воздействием этой организации в Казани в 1867 г. под руководством архиепископа Антония было создано Братство святителя Гурия, которое стало вести миссионерскую деятельность в крае несколько иными методами, а именно закреплением детей инородцев в православии через систему миссионерского образования». На средства этого благотворительного общества открывались воскресные школы в городах и заводских поселках, сельские начальные училища («братские школы»), издавалась и бесплатно распространялась литература духовного и светского содержания. Задачами этой организации также были объезд татарских деревень с мусульманским населением и вовлечение его в религиозные диспуты; строительство церквей для инородческого населения; поддержка нуждающихся из нерусских народов морально и материально; убеждение и вразумление отпадающих из православия; оказание материальной помощи мусульманам и язычникам, принимающим крещение; денежные доплаты священникам и миссионерам, оказывающим поддержку миссионерским школам. Количество школ братства Святого Гурия с каждым годом возрастала. В 1895 году в Вятской епархии 54 миссионерские школы осуществляли свою деятельность, в которой числилось 1 077 татар, 947 марийцев, 383 удмурта. Кроме школ братства Гурия и церковно-приходских школ в Казани работали такие учебно- миссионерские заведения, как: Казанская духовная академия, Казанская духовная семинария, Центральная крещенотатарская школа, Женское епархиальное училище и миссионерские курсы. Именно эти школы закрепили кряшенскую идентичность и предотвратили «окончательные отпадения татар в ислам»[2].  Огромную роль в организации подготовки учительских кадров для инородческих школ сыграл Н.И. Ильминский.

вв.png

Н.И. Ильминский в 1946 г. становится заведующим кафедрой татарского языка. При обучении студентов он тщательно разбирает с ними особенности разговорного языка, религиозных вопросы, быт татар, историю веры мусульман. До него система образования не уделяла столько внимания изучению татарской культуры и веры мусульман. И это можно обозначить как успех в деле подготовки миссионерских кадров. Ведь теперь, пройдя столь тщательную подготовку, изучив все особенности менталитета, можно было бы начать новый этап христианизации нерусских народов. В своих письмах к обер-прокурору Святейшего Синода Д.А. Толстому Ильминский писал: «Мы обрусение понимаем глубже, мы берем русского человека в идеале и этот идеал стараемся усвоить инородцам. Русский идеал есть по преимуществу православие, вот почему на православии мы и настаиваем. Коль скоро инородец усвоил себе православие сознательно и убежденно, умом и сердцем, он уже обрусел»[3].

Студенты в академии изучали Коран, арабский и татарский языки. Во время обучения к каждому православному студенту прикреплялся человек той национальности, к которой готовили миссионера. Так, в КДА преподавали и служилые татары, в том числе Биктемир Юсупов. Он помогал им в изучении арабского и татарского языков. Необходимо отметить, что на противомусульманском отделении работал настоящий «лама Галсан Гамбаев»[4].

Но вернемся к Н. И. Ильминскому. В скором времени руководство академии отправляет востоковеда- педагога на Ближний Восток для более глубоко изучения арабского языка и ислама. За 4 года он побывал в Сирии, Ливане, Египте. Итогом его поездки стала диссертационная работа «Опровержение исламизма как необходимое условие к твердому принятию татарами христианской веры». Вернувшись с Востока, в 1856 г. он ведет лекции по сире Мухаммада (мир ему) и историю распространения ислама. Но ректор академии не одобрил глубокий подход Н.И. Ильминского, в связи с чем его переводят на кафедру математики.

аа.png

В 1856 г. Н.И. Ильминского отправляют к крещенным татарам с целью опробирования переведенных на татарский язык богослужебных книг. Однако керяшены не понимали эти книги. Они были переведены на литературный татарский язык, который пестрил персизмами и арабизмами. После поездки Николай Иванович предложил их перевести на современный разговорный татарский язык в более упрощенной форме.

В 1867 году переводческой деятельности был дан новый импульс. В этом году при Казанском кафедральном соборе Братства святителя Гурия, была создана Переводческая комиссия. Председателем стал Н.И. Ильминский. В это время Казани были изданы на татарском языке «Псалтирь» (1875; переизд. 1891, 1903, 1914), «Четвероевангелие» (1891, переизд. 1892, 1894, 1898, 1907, 1908), «Деяния святых апостолов» (1907), «Апостол на кряшенском языке: воскресные и праздничные апостольские чтения» (1907).

После увольнения из КДА Ильминский проработал 4 года в Оренбургской пограничной комиссии. Ему поручали работать над проектом  русско- казахских школ. С помощью казахского просветителя Алтынсарина, Ильминский увидел, что можно использовать кириллицу для текстов на казахском языке. Вернувшись в Казань, в 1862 году создан алфавит на кириллице для крещенных татар, который сильно отрывал крещенных татар от некрещенных.

лл.png

1863 год- год открытия Н.И. Ильминским Казанской центральной крещено-татарской школы. В 1872 г. также по желанию Николая Ивановича открывается Казанская учительская (инородческая) семинария. «Она ставила своей главной задачей подготовку учителей русского языка для нерусских школ с «воспитательно-миссионерскими» целями»[5].

Однако, не все шло так гладко. Русские священники были против подготовки младшего церковного клира, ведь теперь их места в приходе могли занять священники из нерусских народов. После смерти Николая Васильевича, в 1891 году, архиепископ Дмитрий (Самбикин Д.И.) прекратил применение системы Ильминского в преподавании крещенным нерусским народам. Причиной этого стало нежелание видеть применение национальных языков в системе инородческого образования[6]. Власть с 1903 года настаивала применять в обучении крещенных нерусских народов только русский язык.

Что касается личной жизни, то Николай Иванович Ильминский удачно женился на дочери тверского протоиерея, Екатерине Степановне, и вместе с ней воспитал трех осиротевших детей однокурсника А. А. Бобровникова[7].        Н.И. Ильминский внес огромный вклад в русификацию татар, чувашей, удмуртов и других нерусских народов. Надо признать, его система оказалось настолько сильной, что по сей день многие этносы Поволжья не знают свою историю и забывают свои языки. Он доказал, что изменение самосознания этноса возможно не только насильственным, но и образовательным путем, путем конструирования идентичности. Медленно, поэтапно изменяя менталитет и взгляды людей, можно довести этнос до исчезновения. Но препятствием этому служит знание языка и религии. На этот счет у казахов есть поговорка «Жеті атасын білмеген жетімдіктің белгісі»[8] (Незнание семи предков — признак сиротства).

 

ГАЛИЕВА Айсылу, специально для Исламского портала

 



[1]https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87#cite_note-5

[2] Муфтахутдинова Д.Ш. Эволюция конфессиональной политики российского государства по отношению к мусульманам поволжья и приуралья. Казань, 2018. С. 242

[3] Из неизданных писем Н.И. Ильминского//Сотрудник Братства святителя Гурия. 1911. № 15-16.С. 244.

[4] НА РТ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 884. Л. 5; НА РТ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 1297. Дело о приглашении ламы Гамбаева заниматься со студентами академии монгольским разговорным языком. Л. 1.

[5] История Казани. Казань, 1988. С. 218.

[6]Там же. С. 208.

[7]https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87#cite_note-5

 

[8] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%96%D0%B5%D1%82%D0%B8_%D0%B0%D1%82%D0%B0


Количество показов: 1464

Возврат к списку