О самом дорогом для меня человеке

О самом дорогом для меня человеке 5 Марта 2020

О самом дорогом для меня человеке


С этим человеком я была связана еще до моего рождения, с самого детства и до последних дней ее жизни я чувствовала ее любовь и заботу. Однако, уже почти десять лет я могу увидеться с ней только несколько раз в году, когда я приезжаю на место ее последнего упокоения. Я прихожу и сажусь напротив ее могилы на старом подмосковном кладбище. С маленькой фотографии на гранитной плите на меня смотрит доброе и немного усталое лицо пожилой женщины с доброй улыбкой на лице. Не знаю, слышит ли она меня, когда я обращаюсь к ней, но я всегда говорю: «Здравствуй, мама. Вот я пришла опять навестить тебя. Я тебя люблю, я тебя помню. Мне тебя очень не хватает».

Светлана Титова – так звали мою маму до ее замужества – была обычной московской девочкой. Выросла она в хорошей, дружной семье, у любящих и заботливых родителей. Родителей своих – моих бабушку и дедушку она очень любила, но не сказать, чтобы всегда слушалась. Света была довольно шаловливым и гораздым на проказы ребенком. Мама много раз мне рассказывала о том, как живя летом в деревне, она подбила соседских девочек отправиться в «экспедицию» на колхозное поле за горохом, или как она потихоньку исправляла отметки в школьном дневнике – с двоек и троек на четверки, поскольку училась она неважно, а родители очень этому огорчались. Некоторые ее шалости были довольно опасными – так, одна из игр маленькой Светы и ее друзей заключалась в том, чтобы перебегать улицу прямо перед носом у проезжающей машины.

Несмотря на озорное и веселое детство, мама выросла добросовестным и ответственным человеком. К концу школы она сумела исправить все плохие отметки и вполне успешно поступить в институт на экономиста.

Учась на последнем курсе, будучи в студенческой компании в гостях у подруги, она встречается с веселым и общительным молодым человеком – который сразу привлек ее внимание. Он и хорошо пел, и анекдоты рассказывал, и вообще был, что называется, «душой компании». После окончания вечеринки он попросил разрешения у Светланы проводить ее до дома. Так завязалось их знакомство. Через несколько дней этот парень пригласил ее в свой институт, где он должен был выступать на концерте в студенческом театре. Там молодой человек окончательно покорил девичье сердце проникновенным исполнением песни «Журавли» («Мне кажется порою, что солдаты, с кровавых не пришедшие полей, не в землю эту полегли когда-то, а превратились в белых журавлей…») под собственный аккомпанемент на аккордеоне. Молодые люди – Светлана и Богдан, - стали встречаться все чаще и чаще. Через несколько месяцев молодой человек сделал девушке предложение – и еще через месяц родные, друзья и соседи гуляли на веселой свадьбе моих будущих родителей.

Тут самое время появиться на свет и мне, но, к сожалению, первые две беременности молодой женщины были неудачными, после которых мама долго болела. Так что я родилась у нее только к тридцати годам, только через семь лет после свадьбы. Сказать, что мама меня любила – значит не сказать почти ничего. Долгожданного ребенка молодые родители окружали самой нежной заботой и вниманием, все детство я чувствовала мамину поддержку и защиту. Я знала, что всегда могу прибежать к маме и поделиться с ней самым сокровенным – она никогда не будет смеяться надо мной, какие бы глупости я ей не рассказывала, никогда не отвернется от меня, что бы я ни сделала. Нет, это не значит, что мне все сходило с рук, что меня не ругали и не наказывали, но я чувствовала, что мама, тем не менее, всегда меня любит и принимает, а ее строгость – это тоже проявление любви.

Как-то, уже будучи взрослой, я спросила у мамы – почему у нее было мало подруг? Она ответила, что для нее самым главным всегда была семья, она прикладывала все усилия, чтобы у нас дома было тепло и радостно, чтобы все члены семьи с удовольствием возвращались домой и получали бы удовольствие от общения друг с другом. Мы с отцом до сих пор с благодарностью вспоминаем, как дружно и интересно – в основном, благодаря усилиям мамы, мы проводили праздники, как принимали у себя гостей, как ездили в поездки и путешествия, с какой любовью выбирались для всех подарки к разным памятным датам. Мама была как бы светом, который освещал весь наш дом, ее любовь и забота согревала нас, вдохновляла и вела вперед.

К сожалению, этому счастливому времени не суждено было продолжаться долго. Когда мне было примерно двенадцать лет, в нашей стране начался тот период времени, который мы знаем под именем «перестройки». Советский Союз распался, государство переходило на рыночную экономику. В магазинах, наконец, появились продукты и вещи – в основном, импортные, но огромное количество людей лишилось работы и почти всех сбережений. Не стала исключением и наша семья – моим родителям, как и очень многим семьям в нашей стране, пришлось долгие годы бороться за выживание. Тут маме и пригодилось ее экономическое образование. В советское время профессия экономиста была довольно скучной – однако, во время перестройки люди с навыками экономиста стали очень востребованными. По окончании бухгалтерских курсов маме удалось найти работу по специальности – и даже довольно хорошо оплачиваемую, однако, отнимающую почти все ее время и силы. Хозяева маленьких фирм, которые тогда открывались во множестве, жалея деньги, держали очень небольшое количество сотрудников, так что бухгалтеру приходилось тащить на себе множество самых разных дел и обязанностей. Папа тоже в ускоренном порядке прошел обучение экономическим наукам и стал помогать маме в ее работе. И даже мне – школьнице в четырнадцать лет, пришлось освоить несколько несложных навыков по ведению бухгалтерских документов, чтобы облегчить маме ее труд.

Неудивительно, что после десяти лет такой работы мама тяжело заболела – и так до конца не поправилась. Только после того, как она слегла, мы поняли, как много в нашей семье держалось именно на ней – на ее энергии, на ее силе воле, на ее энтузиазме. Примерно в это время умерла бабушка – мамина мама, так что мы с отцом буквально бродили по дому как потерянные, не зная, за что браться.

На какое-то время маме стало легче, но это уже был совсем другой человек – в ее душе как будто погас свет. Она пыталась вновь заниматься домашними делами, заботиться о нас, но мы чувствовали, что все дела даются ей с большим трудом и уже не доставляют радости. С каждым годом ей становилось все хуже, пока наконец, она не слегла окончательно, чтобы больше уже не подняться.

Я до сих пор помню те наставления и советы, которые мама успела мне передать. Когда кто-то делает мне неприятность, обижает меня, и мне хочется сказать в ответ какую-то грубость, передо мной встает лицо мамы и вспоминаются ее слова: «Людей нужно жалеть и прощать. Злые и грубые люди – на самом деле просто несчастные, которые не умеют любить». Я видела, как мама всегда сама старалась на практике следовать этим словам – никогда не делать никому зла, даже явно дурным людям. Если ей случалось по неосторожности сорваться на кого-то, она тут же просила прощения.

Выросшая в советской семье, где никогда не говорилось о религии, мама была, тем не менее, очень верующим человеком – не в смысле соблюдения религиозной практики, но в вопросах отношения к людям. Она всегда говорила мне: «Не обращай внимания на то, что люди делают тебе. Главное – то, что ты делаешь им. Каждый человек ответит перед Богом за себя. Так что нельзя оправдываться тем, что я поступаю плохо, потому что кто-то другой поступает плохо. Старайся жить как можно лучше, поступай всегда по совести». Мама была человеком удивительной чистоты и цельности – от души ненавидела обман и всякое притворство, никогда не лгала – даже в мелочах, не хитрила.

Для нее не существовали какие-то национальные или религиозные предрассудки – до сих пор помню, как она позвала меня, еще довольно маленькую девочку, и очень серьезно сказала мне: «Никогда не смей плохо относиться к человеку из-за его происхождения и национальности. Нет на свете плохих народов – есть только плохие люди».

Когда мама стала хорошо зарабатывать, она никогда не проходила мимо несчастного, нуждающегося человека, старалась оказывать помощь нашим родным и друзьям, кому тогда было тяжело. Она не могла видеть страданий даже бездомных животных – около нашего дома всегда сидели кошки, которые приходили туда, зная, что она их покормит.

Меня, как и многих людей, которые потеряли родителей, периодически мучает сознание вины – мне кажется, что я мало любила маму, мало говорила ей, что люблю ее, часто ее огорчала. Когда родители живы, мы думаем, что еще успеем сказать им эти добрые слова – но в какой-то момент оказывается, что говорить их уже некому.

Недаром в Коране повеление о любви к родителям стоит сразу после повеления поклоняться Всевышнему: ««Твой Господь предписал вам не поклоняться никому, кроме Него, и делать добро родителям. ...» (Коран, 17:23). Всевышний сотворил нас – но чтобы привести нас в мир, Он использовал наших родителей, которые произвели нас на свет. Именно через них мы получаем самую большую любовь и заботу. Все остальные люди любят нас за какие-то наши качества и достоинства – но только родители любят нас бескорыстно, не требуя ничего взамен, какими бы мы ни были.

Мне всегда неприятно слышать, когда люди жалуются на своих матерей, ссорятся с ними. Возможно, вы в чем-то и правы в своих претензиях – но вспомните, сколько ваши мамы сделали для вас, как вас любили, как заботились. Кто знает, сколько они еще будут с вами рядом? Торопитесь сказать им больше добрых слов – чтобы потом не было слишком поздно.

Я бы с удовольствием сейчас сказала маме еще много добрых слов – но не знаю, сможет ли она меня услышать. Когда я приезжаю на кладбище, чтобы привести в порядок ее могилу – и могилы бабушки и дедушки, которые похоронены рядом, я всегда говорю им: «Мы вас любим, мы вас помним. Спасибо вам, что вы у нас были, и простите нас за все».

 

КОБУЛОВА Анна, специально для Исламского портала

 


Количество показов: 95

Возврат к списку