Суфизм в Европе: другой облик ислама

24 Мая 2010

Те, кто имеет лишь поверхностные знания о суфизме, как правило, воспринимают его как странное, экзотическое, тайное и, возможно, интересное явление. Для того, чтобы подробнее узнать о суфизме в Европе, корреспондент сайта IslamOnline.net (IOL) взял интервью у автора книги «Основа суфизма» профессора Марка Сэджвика , который является координатором центра арабских и исламских исследований при университет Аархус (Aarhus University), Дания.

IOL: Каким образом суфизм попал в Европу?

Сэджвик: В какой-то степени это зависти от того, что вы подразумеваете под Европой! Балканские государства также являются Европой, и суфизм пришёл туда через Османскую Империю и Ислам. И он всё ещё там существует, несмотря на все потрясения, наблюдаемые в регионе на протяжении последних десятилетий. Но если говорить о западной Европе – Франции, Германии, Англии и т.д., то суфизм здесь появился в семнадцатом веке. Впервые суфизм попал в западную Европу в письменном виде, двумя путями. Некоторые западные европейцы, побывавшие в мусульманских странах, писали о нём – обычно очень коротко (и часто не очень точно). Заметки о суфизме, сделанные в семнадцатом веке, были одними из самых кратких. Самые ранние описания, имеющие больший объём, восходят к началу девятнадцатого века и довольно часто неправильно изображают суфизм. Часто писатели путали увиденное или услышанное в мусульманском мире с религиозными идеями, которые потом становились модными в Европе. Другой путь, посредством которого суфизм попал в Европу –переводы персидской суфийской поэзии.

IOL: Когда суфии начали появляться в Европе?

Сэджвик: Первые истинные суфии начали появляться в западной Европе перед самым началом первой мировой войны. Первым суфием, о котором я слышал, был Иван Агуэли, шведский художник, живший в Париже и увлекавшийся искусством и другими так называемыми современными направлениями, которые были распространены в девятнадцатом веке: радикальным социализмом, правами животных, эмансипацией женщин, колдовством и т.д. Он стал суфием во время посещения Египта и когда вернулся домой, призвал некоторых современных парижан к суфизму. Это привело к разным удивительным и интересным последствиям, о которых я написал в своей книге под названием «Против современного мира». После этого, в период между двумя мировыми войнами, суфизм стал очень популярным в определённых кругах. Иногда те идеи, которые были связаны с мусульманским миром и не имеющие ничего общего с суфизмом, в итоге описывались как «суфийские», которым были присущи странность, экзотичность и таинственность. Поскольку в то время в западной Европе было несколько истинных суфиев, люди почти всё что угодно могли воспринимать как суфийское.

IOL: Истинный суфизм. Какой смысл вы вкладываете в понятие «истинный суфизм» и что оно означает в Европе?

Сэйджвик: Я не должен был употреблять термин «истинный», поскольку это не совсем научный термин. Такие учёные как я не занимаются выявлением истинного и ложного – это прерогатива муфтиев или шейхов! Но я думаю, что мы сможем различить между двумя идеями, которые типичный суфий, представляющий мусульманский мир, оценил бы как «да, конечно!» и «что за странная идея!». Понятие «истинный» все понимают по разному. Каждый всегда склонен утверждать, что его понимание чего-то, включая и суфизм, является истинным. То есть, поскольку в Европе существовало и до сих пор существует несколько разных видов суфизма, значит, все эти виды суфизма являются истинными, включая и те из них, которые бы очень сильно удивили суфия из мусульманской страны.

IOL: Что общего между традиционным суфизмом (основанном на Коране и классическом суфизме) и нео-суфизмом (который не связан с Исламом)?

Сэджвик: Общим является название! Но это лишь в целом. То, что вы называете неисламским суфизмом, является лишь одним из вариантов, существующих в Европе. Существует также суфизм, сближающийся с исламом и который имеет прямое отношение к тому, что вы называете традиционным суфизмом и то, что бы я охарактеризовал как нечто похожее на суфизм, распространённый в большинстве исламских стран.

IOL: На ваш взгляд, суфизм, представленный в Европе, правильнее назвать локальным или мировым? Не могли бы привести примеры суфийских орденов – как распространённых на территории одной страны, так и являющихся ответвлениями крупных суфийских орденов за пределами Европы?

Сэджвик: Они могут быть как локальными, так и мировыми или относится к обоим уровням одновременно. Большинство крупных орденов исламского мира в настоящее время существуют и в Западной Европе. Накшбандийя , к примеру, обычно распространён на всех территориях, населённых большим количеством турков. В Западной Европе турков сейчас очень много, поэтому, этот орден можно назвать мировым. Также существуют так называемые локальные группы в том смысле, что они находятся на западе и не представлены в исламском мире: например, так называемый Международный Суфийский Орден. Но даже его нельзя назвать полностью локальным, поскольку он распространён в нескольких странах. В настоящее время очень мало того, что можно назвать по-настоящему локальным. То, что мне всегда кажется интересным, это определение «глобальности» или «локальности» тех или иных явлений. Бутчичийя , например, является и мировым, и локальным одновременно. В Морокко, откуда он родом, он считается однозначно марокканским, поэтому его французские ответвления можно назвать «мировыми». Но некоторые его французские филиалы являются французскими по своей сути, поэтому они одновременно считаются и локальными, и мировыми.

IOL: Каким влияниям подвержен суфизм в европейских странах и каково это влияние?

Сэджвик: Всё зависит от того, о каком именно суфизме идёт речь. Некоторые европейские суфийские ордены из всех сил стараются не попасть под влияние Европы и в точности делают то, что они сделали бы в условиях исламского мира. Вероятно, некоторые люди воспринимают как одну из особенностей суфизма в Европе тот факт, что суфизм держится на расстоянии от нежелательного европейского влияния. Другие ордены, например, те, которые сближаются с исламом, очень сильно подвержены влиянию разных европейских течений: как по отношению к религии в целом, так и по отношению к философским идеям или идеям гендерных взаимоотношений. Но я думаю, что в последние годы самое большое влияние на суфизм в Западной Европе было оказано суфизмом исламского мира. Одним из последствий глобализации является то, что большое количество орденов на Западе в настоящее время связано с орденами исламского мира.

IOL: Каковы функции суфизма в Европе?

Сэджвик: Некоторые полагают, что его функции те же, что и у суфизма в исламском мире – духовные, религиозные, а также социальные. Впрочем, социальная функция может быть и религиозной, когда она связана с провождением времени с любящими Ислам и внимательно выполняющими его предписания людьми. Для других суфизм является частью того, что можно сравнить с корзиной покупателя, содержащей «товары» в виде религиозные идей от разных людей. В количественном отношении, самую многочисленную группу, вероятно, составляют те, которые читают суфийскую поэзию, часто не имея представления об исламе и иногда даже не осознавая тот факт, что прочитанное ими имеет отношение к исламу. Для них это просто красиво и это та красота, которую они не смогут объяснить.

IOL: Как вы оцениваете влияние суфизма на Европу?

Сэджвик: Я не могу сказать, что суфизм оказал влияние на Европу в целом. Несомненно, он повлиял на миллионы людей через суфийскую поэзию, но, как я уже говорил, довольно сложно сказать, что это за влияние: если те люди, которые подверглись влиянию, не могут объяснить это влияние, то другим это сделать ещё сложнее. Кроме того, на определённых людей суфизм оказал огромнейшее влияние, в результате которого они приняли ислам. Но эти частные случаи характеризуют влияние суфизма на отдельных европейцев, а не на Европу в целом.

IOL: Не могли бы вы познакомить наших читателей с некоторыми известными европейскими суфиями?

Сэджвик: Самым известным суфием в настоящее время я бы назвал Дорис Лессинг, которая не так давно получила нобелевскую премию в области литературы. Хотя её суфийские взгляды довольно далеки от ислама. Также можно назвать Ивана Агуэли, раннего суфия, жившего в Париже, который в настоящее время известен в Швеции, известен своими картинами, посредством которых он привлекает людей как суфий. Однако я не думаю, что есть суфии, имена которых известны во всей Европе. Среди них много тех, которые известны в определённых кругах определённых стран.

IOL: Каким было отношение европейцев к суфизму и суфиям?

Сэджвик: Думаю, что разным. Сегодня ислам у многих европейцев настолько непопулярен, что любая ассоциация с ним обычно вызывает у них только негативные мысли, в том числе это касается и суфизма. Но, в то же время, есть среди западных европейцев и такие, кто понимает, что ислам не сводиться лишь к демонстрациям, бомбам и другим ужасным явлениям, которые транслируются по телевидению. Через суфизм эти люди осмысливают духовную сторону действительности. Кроме того, есть европейцы, которые всё ещё воспринимают суфизм как нечто странное, экзотическое, таинственное и по-настоящему интересное, не имея о нём никакого представления. Но сегодня нет никакой сложности для тех, кто желает ознакомиться с этим явлением.

Европейско-мусульманский издательский отдел

По материалам www.islamonline.net


Количество показов: 2629

Возврат к списку