Шамиль Аляутдинов: Татары всегда были передовой мусульманской нацией

Шамиль Аляутдинов: Татары всегда были передовой мусульманской нацией 26 Мая 2010 15 мая Российский исламский университет посетил известный проповедник, имам Московской мемориальной мечети Шамиль Аляутдинов. Встреча, начавшаяся в 19.00. в актовом зале РИУ собрала порядка 100 студентов и преподавателей. Шамиль Аляутдинов начал свое выступление с похвалы в адрес Университета, которое, по его мнению, является лучшим в России среди мусульманских учебных заведений. Наш корреспондент встретился с известным проповедником, чтобы задать ему несколько вопросов.


И.В. Шамиль хазрат, спасибо, что согласились ответить на наши вопросы. Первый вопрос, наверное, традиционный: какие у вас впечатления от Казани, казанской публики, от встречи со студентами нашего вуза?


Ш.А. Впечатления очень добрые. Казань у меня всегда ассоциировалась только с хорошим, положительным, прогрессивным.

И.В. Вам часто приходится ездить по разным городам, встречаться с людьми. На Ваш взгляд, есть ли разница между казанской и московской публикой?

Ш.А. Во-первых, мне не приходится много ездить, приглашают часто, но я не езжу. Особой разницы между казанской и московской публиками не вижу, тем более в духовной, религиозной среде. Казань - один из самых передовых городов России, поэтому не думаю, что люди здесь по каким-то критериям уступают жителям столицы.

И.В. В прошлом году Камиль Исхаков, представитель России в ОИК, сказал, что Казань - мусульманская столица России. Возможно, в дальнейшем это будет использовано в качестве еще одного бренда Казани, так же как и "третья столица России", "спортивная столица России". Согласны ли вы с этим?

Ш.А. Не знаю, какой именно смысл Камиль Исхаков вкладывал в свои слова. Соглашусь с ним в том смысле, что именно из Татарстана, из числа представителей татарского народа было очень много религиозных деятелей, труды которых изучали на всей территории постсоветского пространства - Средней Азии, Кавказе, Европейской части России. Очень часто с точки зрения просвещения, вклада в богословие, по количеству изданных книг и трудов именно татары были передовыми. Как нация, татары приняли ислам более тысячи лет назад, когда как некоторые народы России сделали это недавно. Мечеть Кул Шариф до появления мечети в Грозном был крупнейшей и красивейшей мечетью в России. Она и сейчас является ярким архитектурном шедевром. Я не видел мечеть в Грозном, но, говорят, что там сотворили нечто грандиозное.

Но я не хочу сказать, что наличие самой большой мечети делает Казань мусульманской столицей России. Я бы обратил внимание не на количество, а на красоту, оригинальность храмов. У нас мечетей строится много, но мало кто задумывается о том, соответствует ли эти мечети современным требованиям, по применению современных технологий, способствует ли развитию людей, посещающих эту мечеть. Можно стремиться не к тому, чтобы построить мечеть всем миром, а чтобы появилось много религиозных, культурных, национальных, научных центров. Надо соревноваться в благом, на это есть предпосылки, но если народ, земля, регион, и т.д. останавливается на достигнутом, на это место приходят другие.

И.В. То есть Вы считаете, что состояние самоуспокоенности может даже навредить Казани, как мусульманскому центру?

Ш.А. Да, как говорят, победители после войны расслабляются, а побежденные, наоборот, с еще большей силой стремятся вперед. Взгляните на историю Японии, Германии, после второй мировой войны они очень быстро встали с колен.

И.В. К вопросу о мечетях. Можно ли сказать, что из всех отраслей именно мусульманское искусство развито хуже всего в России?

Ш.А. Я бы не сказал, что исламское искусство плохо развивается. В архитектуре у нас процесс развития тоже идет, главное чтобы мы его сами не тормозили. Надо, чтобы архитекторы имели возможность видеть лучшие образцы мировой мусульманской архитектуры, имели возможность сравнивать, чтобы вдыхали в себя атмосферу шедевральных храмов и имели возможность воплотить это в наших климатических условиях.

И.В. Вы татарин, насколько я знаю. У нас в Казани, в Татарстане очень дискуссионным является тема о том, на каком языке должны вестись проповеди в мечетях. Традиционно они велись на татарском, сейчас ситуация меняется. Насколько, по вашему мнению, это принципиально?

Ш.А. Татарский нужно развивать, в том числе, и богословский татарский. В каких-то мечетях, где преобладает общение на татарском языке, проповеди можно читать на татарском. Где присутствуют не только татары - чередовать: вагаз на русском, хутба на татарском или наоборот. Все в зависимости от людей, которые приходят туда. Ведь главная задача мечети - просвещение, а не обучение людей какому-либо языку. В Татарстане если есть мечети, где проповеди ведутся только на татарском, то это хорошо. Но во многих регионах, где смешаны десятки национальностей, делать это просто невозможно.

И.В. Актуальна в последние годы тема объединения мусульман России в определенную структуру - Совет Муфтиев России, ЦДУМ. Насколько, по вашему мнению, это перспективно?

Ш.А. Вопрос не ко мне. Я занимаюсь богословскими вопросами, вопросами просвещения.

И.В. 19 июня в Великом Булгаре состоится традиционный жиен, куда съезжаются мусульмане со всей России. Имеются противники этого мероприятия, называющие его паломничеством, малым хаджом. Как вы относитесь к данному мероприятию, собираетесь ли сами поехать туда?

Ш.А. В Булгарах я был, правда, не в рамках этого мероприятия. Надо сохранять связь с историей. Слышал, что будут восстанавливать православный памятник на острове Свияжск. Считаю, что тот же уровень внимания и финансирования должен быть и к Булгарам. Сохранения с точки зрения истории, сохранение архитектурных памятников. Конечно, важно, чтобы это не подносили как паломничество, умры или мекки, это слишком низкий уровень, никто я думаю, такой смысл и не вкладывает. Это должно быть мероприятием, способствующим просвещению, объединению, общению людей разных национальностей. Можно сделать позитивное мероприятие с точки зрения развития нации, национальный праздник.

Беседовал Искандер Валеев

Количество показов: 3517

Возврат к списку