Наиль Каримуллин: Знание родного языка – религиозная обязанность мусульманина

Наиль Каримуллин: Знание родного языка – религиозная обязанность мусульманина 9 Февраля 2011

На днях мусульманская общественность Татарстана понесла тяжелую утрату. В возрасте 86 лет ушел из жизни имам мечети «Казан нуры» Шамиль хазрат Исхаков. Весь его труд был связан с возрождением исламских ценностей своего народа и сохранением родного языка. О том, продолжат ли его традиции его ученики, корреспондент Исламского портала поговорил с имам-хатыйбом мечети Наилем Каримуллиным.

Сколько лет Вы служите в этой мечети?

В этой мечети я с 2000 года (практически со дня основания, мечеть «Казан нуры» была открыта в 1999 году – прим. Г.Б.).

Зимой 2000 года меня направили сюда на практику под руководством Шамиля Абдулловича (Шамиль хазрат Исхаков – прим. Г.Б.), год я проходил здесь практику под его руководством, а уже с 2001 года по его наставлению и инициативе меня утвердили в этой мечети как имама-хатыйба.

В мечеть много народу ходит?

На пятничные намазы все три этажа мечети заполняются, на ежедневные полуденные намазы собирается от 50 до 70 человек, на утренние – человек 10-30, на вечерние тоже примерно столько же. В основном, молодежь, студенты.

Проповеди на каком языке ведутся?

Проповеди мы читаем исключительно на татарском языке, если спрашивают, то после переводим.

Не возникают недопонимания в этом плане? Ходит много споров о том, что проповеди нужно читать на всем понятном русском языке?

Да, среди прихожан иногда возникают недопонимания. Наши предки были татарами, наши родители – татары, они свободно владели и владеют татарским языком. Недопонимания возникают из-за того, что некоторые не знают языка и не хотят его учить, отдаляются от родного языка. Это происходит от непонимания религии.

Если мы посмотрим на жизнь Пророка Мухаммада (с.а.с.), т.к. мы должны руководствоваться Священным писанием и сунной нашего Пророка (с.а.с.), то на этот вопрос уже давно есть ответ. Здесь не должно быть никаких споров. Мы видим, что Пророк (с.а.с.), будучи арабом, разговаривал на литературном арабском языке – фусха. Если посмотреть на его имя, Мухаммад – оно является чисто арабским, не заимствованным, хотя до рождения Пророка Мухаммада (с.а.с.) таких имен не было. Мухаммад – восхваляемый, многохвалимый, достохвальный. Чисто арабское имя.

Сунна – это действия, поведение, высказывания Пророка Мухаммеда (с.а.с), это то, чего мы должны придерживаться в своей мирской жизни. И что мы видим? Мы видим то, что он и в кругу семьи, и со своими единомышленниками, сподвижниками, и со своим народом, соседями, родственниками, даже недругами, разговаривал на родном, понятном ему, арабском языке. Хотя диалектов арабского языка было много, он разговаривал именно на том, который был ему родным.

Исходя из этого, если человек обладает разумом, способностью к анализу, он понимает, что Всевышний, создал людей разной национальности, как говорится в Коране: «Я создал вас для того, чтобы вы понимали и познавали друг друга», не для вражды, а для того, чтобы было интересно в этом мире существовать: если бы все в этом мире были одного цвета кожи, говорили на одном языке, было бы не так красочно. Люди ездят в другие страны, чтобы открыть для себя что-то новое.

Поэтому, человек, являясь татарином, должен знать свой родной язык, язык своих предков, это его религиозная обязанность. Здесь по-другому никак нельзя. Если посмотреть на другие народы, то никто, кроме татар, в кругу своей семьи не общается между собой на чужом языке. Все это возникает от того, что мы отошли от своих корней, от религии. Это непонимание религии.

Как Вы считаете, в Татарстане существует угроза экстремизма?

Небольшая, но есть. Я и в нашей мечети замечаю, среди молодежи такие настрои есть: некоторые на тасбих не остаются, не признают, делаешь замечание, отзываются очень резко, в мольбе не поднимают руки, читают фарз и сразу убегают. Происходит это из-за отказа от мазхаба имама Абу Ханифы, от его веротерпимого вероучения, которого придерживались наши предки.

В чем видите выход?

Для татар – это возврат к корням, к традициям, которые основаны на нашей вере, на сунне Пророка Муххамада (с.а.с.), здесь другого пути нет, потому что наши дедушки, бабушки – предки не были язычниками, они исповедали ислам как религию по мазхабу имама Абу Ханифы, благодаря этому они смогли донести его до нас.

В своих проповедях я стараюсь прививать людям любовь к своей нации, к родному языку, в то же время затрагиваю тему нравственности, добродетели, чтобы человек понял, что нельзя заниматься экстремизмом, терроризмом, богохульными делами, что религия этого не одобряет и Всевышний против этого.

Большинство молодых людей берут какую-то информацию из непонятных источников, делают поспешные выводы и встают на путь заблуждения.

Есть такое выражение «татарский ислам». Вы согласны с таким определением?

Нельзя сказать «татарский ислам», ислам – это общая религия, но у каждого народа есть определенные обычаи и эти обычаи, менталитет, уровень развития откладывают отпечатки на проявление и даже отправление религиозных обязанностей.

Например, в паломничестве многие читают только фарз и разбегаются, а вот мусульмане Пакистана, татары, турки – они остаются и соблюдают сунну, тасбих, потом возносят молитву. Здесь нельзя сказать «татарский ислам», но своеобразие есть.

Как известно, татары смогли сохраниться благодаря системе махалли. Возможно ли организовать такую систему в городских условиях?

Я думаю, что это возможно, потому что нашу мечеть посещают регулярно те, кто проживает в этом районе. Постоянные прихожане – это те, которые здесь либо работают, либо живут.

У нас введено в практику, ежедневно, кроме пятницы, до намаза 15 минут чтение проповеди, ответы на вопросы прихожан. В основном, акцент делаем на формирование среди прихожан правильного мировоззрения по мазхабу Абу Ханифы, также говорим о нравственности, богобоязненности, о загробной жизни.

Также к нам обращаются за советом, материальной помощью. Проводим обряды бракосочетания, имянаречения.

До обряда бракосочетания мы проводим разъяснительные беседы, объясняем какие требования предъявляются при этом. Никах читаем не каждому, а только тем, с кем провели беседы. Смешанных браков стараемся избегать.

Но они же пойдут в другое место и все равно поженятся?

Мы им объясняем персонально, что принятие ислама русским, русской или человеком другой национальности происходит не только словесно, человек должен и поступать в соответствии с верой. Мы даем им определенное время на раздумья. Обязательно, чтобы родители были согласны, присутствие родителей – обязательное требование.

Мы не можем ни себя обманывать, ни их. Мы не можем брать на себя ответственность, не убедившись, что эти люди будут вместе жить, воспитывать детей, в тоже время сторонясь запретного. Начало их союзу как имамы подаем мы, так сказать даем Божественное благословение.

Какую-то просветительскую деятельность в мечети ведете?

У нас есть воскресные курсы, обучаются несколько групп женщин разных возрастов. Несколько лет подряд у нас в мечети проводятся курсы под названием «Научиться намазу за одно занятие».

Кем был для Вас Шамиль хазрат?

Шамиль Абдуллович Исхаков для меня являлся непосредственным руководителем, а как человек он был для меня как дедушка, он передал мне свои житейские мудрости, религиозные знания. Он наставлял меня, объясняя все доступно.

В том, что я достиг определенного уровня в своем развитии, в религиозном познании, в формировании мировоззрения есть большая заслуга Шамиля хазрата. У нас были очень теплые, дружеские отношения, он обращался ко мне как «энем».

Какие у Вас планы на будущее?

По хозяйственной части нужно ремонтировать мечеть, потому что в последнее время большие средства и большее внимание Шамиль абый уделял строительству медресе, он его при своей жизни, к сожалению, не успел открыть.

Мы надеемся, что по милости Всевышнего оно обязательно откроется и непременно будет носить имя Шамиля Исхакова.

На территории мечети планируем оборудовать место отдыха для старшего поколения, чтобы они приходили в мечеть не только для чтения намаза, но и для общения между собой.

Для каких детей будут проводиться занятия в медресе?

Мы планируем ее как воскресную школу. У нас в мечеть уже приходят дети дошкольного возраста вместе с родителями два раза в неделю. Мы их учим здесь правилам поведения (адап, ахляк), хорошим манерам, основам Ислама, сурам из Корана, учим правильно его читать, также прививаем религиозные навыки, учим, как правильно здороваться в соответствии с религиозными обычаями.

На данный момент есть две группы. Планируем, что они переместятся в более комфортные условия.

Дети ходят с удовольствием?

Да, с большим удовольствием. Играют, общаются между собой.

Занятия на каком языке ведутся?

В основном на татарском, если что-то непонятно, объясняются на русском. Но мы придерживаемся той позиции, что татары должны разговаривать на татарском языке.

Мы не отрицаем русский язык. Но мы, являясь татарами, должны своим детям, будущему поколению полностью передать родной язык, родную культуру и религию.

В то же время, проживая в русскоязычном государстве, являясь гражданами данного государства, должны знать и русский язык.

Справочно.

Каримуллин Наиль Рауфович родился в 1977 году в Казани. В 2000 году закончил Медресе им. 1000-летия принятия Ислама, в 2001 – Казанский государственный технологический университет по специальности государственно-муниципальное управление. Дважды совершил паломничество в Хадж. Знание языков – татарский, русский, арабский. Воспитывает двоих сыновей.

 Беседовала Гульназ БАДРЕТДИН

(www.islam-portal.ru)


Количество показов: 3507

Возврат к списку