«Эниемнен моннары»: мунаджаты в мечети Аль-Марджани

«Эниемнен моннары»: мунаджаты в мечети Аль-Марджани 13 Декабря 2021

В мечети Аль-Марджани каждую субботу собираются женщины, которым небезразлична судьба татар. Специальный репортаж с места событий.

В сердце Казани, в Старо-татарской слободе расположена одна из старейших и красивейших мечетей Республики. Мечеть в честь татарского богослова Шигабутдина Марджани. По приглашению Фариды ханум я навеялась в гости к ансамблю «Әниемнең моңнары», что в переводе с татарского означает «Напевы моей матери». Точнее «Мелодии моей матери». Или даже «Томные напевы матушки». Слово «моң» имеет несколько окрасок.

ы1.png

(фото: Islam-Today)


Коротко о проекте

Наиля Сафиуллина, участница проекта: «Об этом ансамбле я узнала через Центр изучения Корана в организации «Добрый мир для всех». Одна женщина оповестила меня о том, что в мечети им. Марджани собирается коллектив по исполнению мунаджатов. Не так давно мечеть отметила свое 250-летие. Считаю, что такую дату необходимо обозначить какими-то достижениями.

Здесь мы не только поем, но и занимаемся прикладным искусством: вышиваем хасите, нагрудники, которые носили наши бабушки, косметички с национальными узорами. Одним словом, возрождаем татарскую самобытность.

ы2.png

(фото: https://zen.yandex.ru/media/nashtatarstan/siuiumbike-pravitelnica-kazanskogo-hanstva-5cdb295c6b64c900af2383f5)

В первый раз мы выступили с ансамблем на Курбан-байрам, позже осенью. Мы исполняем мунаджаты, написанные Гульзадой Сафиуллиной (народная артистка РТ). Она с каждой из нас занимается онлайн. Что самое главное при их исполнении? Нужно попытаться передать через всю душу суть мунаджата. Ансамбль разношерстный: у кого-то за спиной консерватория, а кто-то просто неравнодушен к нашему народу. Кстати, сама я работаю в обществе глухих, занимаюсь общественными делами».

Мунаджаты мунаджатами, а девчачьи разговоры никто не отменял. В уютной обстановке пришедшие усаживались за круглый стол, и каждый делился тем, что имел. До начала оставалось несколько минут, чем и пользовались некоторые дамы.

– Девочки, я вам хотела про одну лечебную фирму рассказать, пока народ не собрался.

 – Смотрите, я принесла сегодня нам одно блюдо. Угоститесь потом, – говорит другая и достает контейнер с каким-то «кучтаначем».

h6bpTt7HljM.jpg

Джамиля Сафиуллина: «Меня сюда позвала моя приятельница, музыковед из концертного зала «Сайдаш». Мне сказали, что ансамблем заправляет Гульзада Сафиуллина. Сама я недавно начала знакомиться с религией поближе. С возрастом все это становится интереснее, душа тянется к изучению духовных вопросов.  При изучении текстов мунаджатов, мне не вся терминалогия была понятна сразу, но я была сильно заинтересована. Здесь же, в мечети, Наиля абыстай (религиозно грамотная женщина) разъяснила мне некую сакральность смысла текстов. Так, шаг за шагом, может, и на намаз встану скоро.

Цели большие. Мы хотим показать наше творчество другим городам, странам, но перед этим нам нужно регулярно практиковаться и иметь то, с чем можно будет выступить. Как говорит Гульзада Сафиуллина: «Мы должны обогащать наш дух. Для того чтобы что-то привнести другому, ты сам должен быть нравственно богат». Поэтому я очень рада, что попала сюда, и благодарна всем людям, которые привели меня в это место».

pxVAi7JC2jc.jpg

«Давайте начнем нашу встречу с дуа, чтобы задать правильный настрой», – попросила местную абыстайку Эльмира туташ. Так Наиля ханум (та самая абыстайка) начала встречу с дуа: «Сообщается, что Аллах Субхана ва Тааля сотворил Ляухуль Махфуз (Хранимая Скрижаль) и калям…».

Когда дуа было прочитано, женщины решили начать встречу с мастер-класса по завязыванию платков. Все подготовились. А между тем, я выкрала Эльмиру ханум, ответственную за административные дела и главную по вопросам рукоделия.

HHARe9uqzqs.jpg

«Мы у мужчин постоянно что-то отбираем, так и тюбетейку у них отобрали»

Эльмира ханум: «Естественно, главная задача нашего ансамбля – довести до слушателя эти мунаджаты. Однако для того, чтобы вывести ансамбль на сцену, нужны костюмы. Мы взялись за тяжелую артиллерию. Вы знаете, что это?» – достает Эльмира поясообразный женский элемент декора.

ы3.png

( фото: Личный архив)                                                           (фото: Ural.tatat)

–Пояс? – интересуюсь я.

–Кто-то говорит, что это чувашское,  другой сообщает, что это керяшенское, – рассмеялась она, – на самом деле это хасита, и надевается она вот так, – перекинула через одно плечо Эльмира «хаситу». Это характерно только для казанских татар. Ни удмурты, ни чуваши не носили это. Да, они надевали нагрудные монисто с монетами. Даже если у других народностей была вот такая перевязь, они были монетными.  Монетные нагрудники сделать нетяжело. Берешь монету, что муж заработал, дырку сделал и пришил. Ну а что же хасита? Изначально в 19 веке сюда нашивались бляхи. Это – ювелирное искусство. Нужно ювелиру заплатить, к тому же золото, серебро и камни – само по себе дорогое удовольствие.

– Какую функцию несет хасите?

– Элемент декора. К тому же это еще и статус: «Это мне муж с Бухары привез, это еще откуда-то», – подразумевали женщины, показывая драгоценные камни. Вам кстати это напоминает военную ленту с орденами? Конечно! Ведь мы отобрали у мужчин и брюки, и пиджаки и носим их. Мы у мужчин постоянно что-то отбираем, так и тюбетейку у них отобрали. Изначально это мужской головной убор, но потом мы его адаптировали под себя. В течение жизни все это «богатство» собиралось. Бывало, что, если семья богатая, у каждой девушки своя хасита, если не очень, то одна хасита была на всех. Во время революции их перестали носить. В 20-30-ые годы это обменивалось, сдавалось в колхозы, переплавлялось на нужды. Во время войны эти украшения обменивались на хлеб. Снизу хаситы пришивалась коранница. То есть сумочка для Священного Писания. Это также сделано для того, чтобы девушка, в какой бы ситуации не, оказалась, всегда могла достать Коран для следующего руководства.

ы4.png

(фото: Ural.tatar)

Мы не думали о чисто татарских песнях, это рынок заполненный. Мунаджаты – это книжное пение. Если татарские песни  исполняются на сценах и подразумевают инструменты,  то здесь единственный инструмент – это голос. Исламская культура запрещала и сценические дела, и изображения людей, и инструменты. Чуть-чуть шевеля губами, мунаджаты исполнялись тихо. Это не связано со сценой, это что-то личное.

Для меня важно возрождение татарской моды. Вот вы мне сказали, что это пояс, будучи татаркой, а туристы вообще не знаю об этом. Бабушки еще узнают.…Знаете, а ведь в трудные времена, женщины могли питаться самым малым, но хаситу не продавали!

ы5.png

Ансамбль еще формируется. Приглашаем всех заинтересованных. Полезны все: кто-то здесь сведущ в исламе, кто-то ставит голос, кто-то повязывает платок, кто-то пишет стихи. Нам нужно сохранить свою идентичность, так, как это было раньше. Ранее, в 19 веке женщины одевались по канонам ислама. Калфаки были большие и они закрывали волосы. Были нагрудники, которые покрывали нужные зоны. Я ношу их по сей день и чувствую себя комфортно. Сейчас очень популярны миниатюрные женские тюбетейки, калфаки. Ну и что? Народ сразу не наденет большой калфак, поэтому начинать можно с маленького.

ы6.png


ГАЛИЕВА Айсылу, специально для Исламского портала


Количество показов: 420

Возврат к списку