Исмагил Шангареев: Хадж - Путь к Свету

Исмагил Шангареев: Хадж - Путь к Свету 24 Сентября 2018

Пятый столп ислама. Смыслы паломничества
    Хадж всегда имел огромное значение в духовной жизни мусульманских народов, особенно тех, которые находились в дали от святых мест. Больше тысячелетия хадж являлся одним из важнейших факторов интеграции в мусульманском мире, благодаря которому осуществлялась живая связь мусульман в разных концах света, расширялось информационное пространство мусульманского мира.

Среди паломников было не мало людей легендарных. Так в 1494 году Казанская и Крымская ханша Нурсултан в сопровождении брата Хусейна и свитой в составе 50 человек, совершила хадж в Мекку и Медину через Каир. Известно, что после этого она в переписке с русскими царями именовала себя «царица Азии» хаджия (под этим именем она упоминается в русских летописях).


р.jpg

Казанская и Крымская ханша Нурсултан

Организации хаджа из Российской Империи

 До переворота 1917 года священные места в Мекке и Медине входили в состав Османской империи.

Существовала и успешно функционировала вакуфная инфраструктура в Мекке и Медине. Доподлинно известно по крайней мере о 9 вакуфных домах для паломников казанских татар в Мекке. В Медине была казанская мечеть и медресе, а также 3 вакуфных дома.  

Большую положительную роль в деле организации хаджа из Российской Империи сыграло российское консульство в Джидде. Первым консулом становится татарин Шагимурад Мирясович Ибрагимов, назначенный высочайшим указом от 22 ноября 1890 года.

Благодаря благосклонной поддержки российского императора, хорошо отлаженной системе маршрутов и вакуфной инфраструктуре на месте хадж совершали многие известные мусульманские деятели России: Шигабутдин Марджани из Казани, шейх Кунта хаджи Кишиев, имам Шамиль из Чечни, шейх Зайнулла ишан Расулев из Башкирии и др.

Хадж в первые годы Советской власти

Падение Российской Империи сопровождалось уничтожением практически всех государственных общественных институтов власти. В года красного террора и оголтелой борьбы с религией, налаженные пути хаджа были преданы забвению до тех пор, как 9 августа 1924 года уроженец Уфимской губернии татарин Карим Хакимов вручил верительные грамоты королю Хиджаза из династии Хашимитов и стал Генеральным консулом и дипломатическим представителем СССР в королевстве.

Начав работать в королевстве (Название Саудовская Аравия появится лишь 1932 году) Карим Хакимов, который был не только красным дипломатом, но и бывшим слушателем в медресе знаменитого села Каргалы (Оренбургская область), совершил паломничество умра – «малый хадж» в Мекку, чем завоевал расположение арабского руководства, а в 1926 году провел большую дипломатическую работу для того, чтобы 16 февраля 1926 — СССР первым признал новое государство – Королевство Хиджаз.

Война и религия

Возобновление хаджа в СССР стало возможно лишь в 1945 году, когда небольшая группа хаджиев во главе с муфтием Эшоном Бабаханом ибн Абдулмажидханом смогла отправится в хадж. С этого момента и до 1990 года из СССР совершили хадж около 900 советских граждан. Конечно, это ничтожное количество, но такова история страны, где люди получая высшее образование, сдавали зачеты и экзамены по атеизму.

ре.jpg

Эшон Бабахан ибн Абдулмажидхан 


Говоря об истории хаджа из пределов бывшего СССР, важно отметить роль Эшона Бабахана ибн Абдулмажидхана, который вопреки всему советскому атеизму сумел запустить этот процесс вновь. Начиная с 1928 года, пройдя сталинские лагеря, в июле 1943 года был вызван в Кремль, где состоялась его встреча со Сталиным, который сам предложил ему собрать Курултай мусульман и образовать Духовное управление в Ташкенте. Известно, что Сталин акцентировал внимание на том, что первоочередной задачей мусульманского сообщества должна была стать реальная помощь в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Мой отец Каляметдин хазрат не просто стоял в одном ряду с теми, кто участвовал в переменах, начатых Эшоном Бабаханом ибн Абдулмажидханом в области путь ограниченного, но все-таки признания ислама в СССР, как имеющего право – быть, но первым отозвался на призыв Курултая мусульман.


еее.jpg

Имам Каляметдин хазрат


 Полагаю, немного было таких имамов как Каляметдин хазрат, которые не просто молились за победу, а с автоматом в руках добывали ее в боях на полях сражений Великой Отечественной войны. Отец лично знал Эшона Бабахана ибн Абдулмажидхана, разделяя его убеждение, что «правильный путь в Исламе — это путь ханафитского суннизма, обогащённого трудами имама аль-Бухари и Бахауддина Накшбанди».

Новейшая отечественная история хаджа

Современная, я бы назвал ее Новейшая история, отечественного хаджа начинается в 1990 году, когда дипломатические отношения СССР и Саудовской Аравии, разорванные в 1937 году, были официально восстановлены, и первая рекордно большая группа мусульман из Советского Союза в количестве 1 500 человек смогла посетить святые места со спокойной душой.

Саудовская Аравия в лице короля Фахд Аль Сауда распахнула двери для заложников «Красного проекта» в качестве подарка профинансировав хадж из СССР в 1990 году. Мне выпала большая честь участвовать в этом историческом хадже, который запомнился особым духовным подъемом и радостью обновления духовной жизни в стране, где нам довелось родится и верить в Бога вопреки официальной идеологии и атеистической пропаганде.

В этом знаменательном хадже было не мало такого, что значительно повлияло на мою судьбу. Наверное, главное, это то, что я исполнил самую заветную мечту моего отца - Имама Каляметдина хазрата, который всю жизнь ждал, когда отроется дорога в Мекку и Медину. Фронтовые раны не позволили ему дожить до 1990 года. Он ушел в 1986 году, но его мечта осталось со мной и моими братьями, которые осуществили ее совершив хадж к святым местам, неся в своих сердцах светлый образ отца - служителя Аллаха и достойного воина.   

Второе, что надо особо отметить - это то, что хадж 1990 года пролегал через Объединенные Арабские Эмираты, страну где я обрел свой второй дом, никогда при этом не забывая о Родине.

 Третье, и тоже очень значимое для меня - это общение в пути, с тогда еще молодыми, но уже интеллектуально глубокими и харизматичными духовными лидерами России - Председателем Управления международных связей мусульманских организаций СССР Талгатом Таджуддином, который в наши дни является Верховным муфтием России и Главным имам-хатыбом московской соборной мечети Равилем Гайнутдином, который в наши дни является Председателем Совета муфтиев России.  

543.jpg
Талгат Таджуддин, Исмагил Шангареев и Равиль Гайнутдин (1990 г.).


Нельзя не отметить, что каждый исторический хадж в ХХ-том столетье имел своего инициатора, человека, который, как правило, прилагал огромные усилия, чтобы путь к святым местам открылся для паломников. В 20-е годы это был Карим Хакимов, в 45-том году Эшон Бабахан ибн Абдулмажидхан, в 90-том году Талгат Таджуддин.

Отправляясь в путь с Талгатом Таджуддтном к святым местам, я уже тогда оценил его глубокие знания истории и теории ислама. Достаточно сказать, что его любимое богословское сочинение – «Оживление наук веры» («Ихья улюм ад-дин») знаменитого Мухаммеда аль-Газали. Тот, кто углублялся в мир исламских идей не может по достоинству не оценить этого факта. Но главным, на мой взгляд, в деятельности Талгата Таджуддина является его способность выстраивать продуктивные диалоги культур и религий. И вполне закономерно, что Русский биографический институт номинировал его как "Человека года-2001" за укрепление межрелигиозных связей и миротворческую деятельность в номинации "Религия". Этого же звания в 2001 году удостоились Президент Российской Федерации Владимир Путин и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.


укеу.jpg

Исмагил Шангареев и Талгат Таджуддин (1990 г.).

В те памятные дни мы удостоились приема короля Фахд Аль Сауда, который приветствовал начало интеграции в пространстве мусульманского мира, радуясь, что   мусульмане СССР смогут исполнить свой долг перед Аллахом, посещая святые места в Мекке и Медине. Нас очень тепло принимали ответственные лица разных уровней и простые саудиты, разделяя наши надежды и мечты о возможности беспрепятственно посещать их страну, повинуясь религиозному долгу каждого мусульманина. 

укеук.jpg

Исмагил Шангареев и Равиль Гайнутдин с арабскими друзьями (1990 г.).

 Прошли годы. Я много лет живу в Эмиратах, стараясь всеми силами помогать всем соотечественникам, кто работает здесь, и кто посещает эту арабскую страну в качестве гостя. Я создал свою туристическую инфраструктуру, которая, в силу моего отношения к жизни, стала инфраструктурой для формирующейся в арабских эмиратах татаро-башкирской диаспоры.

Каждый год я делаю все, что в моих силах, чтобы облегчить дорогу паломников из Татарстана и Башкирии, делюсь с ними тонкостями хаджа, молюсь вместе с ними в положенное время, дарю памятные подарки, угощаю блюдами родной татаро-башкирской кухни. Мой ресторан «Казань» в Эмирате Шарджа давно стал центром традиционной татарской кухни, двери которого всегда открыты для соотечественников.

укаа.jpg

Исмагил Шангареев с паломниками из России (2018 г.).

Здесь, на берегу Персидского залива мы находим возможность поговорить о самом сокровенным, прежде чем паломники отправятся в путь к святым местам. Для меня это очень важные волнительные разговоры, так как в них присутствуют особые смыслы пути, духовного очищения и наполнения. В этом году, было высказано предложение, создать подобные «Казани» - центры традиционной татарской кухни в Мекке и Медине, так как многие паломники страдают не столько от жары и тягот дороги (которая благодаря комфортабельным автобусам не столь тяжела), но от отсутствия привычной пищи.

Давно известно, что пищевые цепи, привычная традиционная пища – один из главных факторов поддержания здоровья в путешествии в дальние страны. И, конечно, я готов продумать, как осуществить идею создания центров традиционной татарской кухни для паломников на практике.

Ведь надо еще учитывать, что многие паломники находятся в преклонном возрасте, и необходимо делать все, чтобы они были обеспечены не только полноценным, желательно привычным для них питанием, но и квалифицированной медицинской помощью. В этом плане татаро-башкирская диаспора в ОАЭ всегда готова оказать содействие, сделать так, чтобы человек не чувствовал себя в дали от Родины, знал, что рядом соотечественники, которые всегда рядом.

В этом году, совершив хадж, по дороге домой в Дубае заболела наша соотечественница из Альметьевска Найля Ахметзянова, которой в этом году исполнился 81 год. Ее мужество и духовная самоотверженность вызывают законное уважение. И хочется особо отметить, что Генеральное консульство Российской Федерации в Дубае (ОАЭ), в лице вице-консула Лапковского Николая Витальевича, проявило участие к судьбе паломницы из России. Ведь это очень важно, когда государство проявляет заботу о своих гражданах, на практике обозначая приоритеты человечности и сострадания. Николай Витальевич лично навестил больную, чем, конечно, очень поддержал пожилого человека. Все мы знаем, что с возрастом, простое человеческое внимание, становится важнее лекарств.

Важна атмосфера дружбы и здесь в ОАЭ, она присутствует как нигде на пути из России в Саудовскую Аравию. Этот путь словно создан для хаджа. И речь идет не только о комфортабельных автобусах и мотелях, но о познавательной стороне путешествия по Эмиратам, которое, не будучи через чур длинным, может подарить массу впечатлений, самым сильным, из которых, безусловно, может стать мечеть шейха Зайда – подлинное чудо архитектуры и неиссякаемый источник духовных энергий.

В далеком 1990 году мне было дано пройти по этому пути к святыням Мекки и Медины, но ведь время относительно и мне кажется, что это было вчера. И как учит нас Священный Коран на примере поучительного рассказа о страннике (сура 2, Аль Бакара, стих 259): Время – ничто, вера в Аллаха – Всё.

Сведения об авторе:

Исмагил Шангареев – культуролог, писатель-публицист, общественный деятель, сопредседатель Совета кино- телепроизводителей и телевещателей Евразии при «Ассамблее народов Евразии», Член Президиума Евразийской Академии Телевидения и Радио (ЕАТР).

 

Исламский портал


 

 


Количество показов: 113

Возврат к списку