"Чем потерять лицо, закрыв школу, лучше сесть в тюрьму, но сохранить доброе имя" (О закрытии школы в легендарном селе «Иж-Буби»)

"Чем потерять лицо, закрыв школу, лучше сесть в тюрьму, но сохранить доброе имя" (О закрытии школы в легендарном селе «Иж-Буби») 18 Февраля 2011

За последние три года в Татарстане в результате оптимизации закрылось более 100 татарских школ. Та же участь ожидает сегодня и школу в легендарном селе просветителей братьев Буби, положивших на это дело всю свою сознательную жизнь.

Фарс

История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй – в виде фарса. Ровно 100 лет назад, в ночь с 11 на 12 февраля 1911 года в школу-медресе братьев Габдуллы и Губайдуллы Буби прибыл жандармский ротмистр с сотней конных стражников. Погром продолжался три дня. Мужское медресе было закрыто, все его учителя и руководители арестованы и отправлены в Сарапульскую тюрьму.

Это была трагедия.

После этого власти хотели закрыть и женскую школу. Мухлиса Буби вместе с женами своих братьев пришли к ним в тюрьму посоветоваться, что делать? «Нас пугают, что арестуют и нас, если мы продолжим работу женской школы", рассказывали женщины. Мужчины сказали: "Чем потерять лицо, закрыв школу, лучше сесть в тюрьму, но сохранить доброе имя". После этого они, успокоились и, укрепившись в своей правоте, продолжили свое дело.

В чем же заключается фарс? – спросите вы.

В последнее время в кругу татарской общественности все чаще начали слышаться разговоры о том, что школу в легендарном селе Иж-Буби хотят закрыть в результате оптимизации. Так ли это на самом деле, а также для того, чтобы ознакомиться с обстановкой в этом селе и настроениями его жителей, группа журналистов во главе с историком Альтой Хазиевной Махмутовой отправились в эту деревню.

Как выяснилось, в школе на данный момент обучается 88 детей, трудятся 22 учителя, обучение ведется на татарском языке, но в связи с тем, что ЕГЭ можно сдавать только на русском, с 9 класса обучение частично переводится на русский язык. По словам директора школы Эльмиры Маннаповой, по результатам ЕГЭ Иж-Бубинская средняя школа занимает лидирующие позиции в районе, а средние показатели в целом выше, чем по республике.

«Детей в возрасте до 7 лет на сегодняшний день в деревне 104, в школу в этом году готовится 10 детей, - продолжает глава администрации муниципального поселения Расим Закиров. – В прошлом году было построено 24 новых дома молодым семьям по программе социальной ипотеки, деревня газифицирована, телефонизирована, 19 человек занимается предпринимательской деятельностью, а всего в деревне проживает 965 чел».

Т.е. у деревни есть будущее!

Несмотря на то, что представители местной администрации уверяли нас в том, что школа ни в коем случае не закроется, из министерства образования РТ мы получили совершенно иной ответ – в официальном ответе на запрос Радио «Азатлык» о судьбе Иж-Бубинской средней школы пришел следующий ответ:

«В соответствии с муниципальной целевой программой Агрызского района в 2012 году предусмотрено закрытие Иж-Бобьинской средней школы. Обучающиеся будут перевозиться к месту обучения в Агрызскую среднюю школу 3.

В соответствии с действующим законодательством вопросы создания, ликвидации и реорганизации муниципальных образовательных учреждений относятся к компетенции органов местного самоуправления, которые и будут решать вопрос о сроке реструктуризации каждой конкретной школы, а также ее статусе».

Оптимизация

В соответствии с новым законом, который предусматривает совершенствование (!) правового положения государственных (муниципальных) учреждений, классы в школах должны быть укомплектованы по определенному нормативу. В городе – это 25 детей, в сельской местности – 14 детей в классе. Пока малоукомплектованные школы получают финансирование из бюджета в расчете на 14 детей, даже если в классе всего 10 учеников, как, например, в Иж-Бубинской школе. А с 2013 года будет осуществляться подушевое финансирование и недостающие средства школа или муниципалитет должны будут находить сами.

По словам заместителя главы Агрызского района по социальной защите Риммы Гильмутдиновой содержание данной школы на сегодняшний день обходится району в семь миллионов рублей в год. С 2013 года три с половиной миллиона рублей школа будет получать из бюджета, а вот оставшиеся три с половиной местная администрация или школа должна будет находить сама. Без помощи республики дотационному району с такой суммой не справиться, а деревне – тем более.

По тому же самому закону малокомплектные сельские школы, где в классах менее 14 учеников, должны будут либо закрыться, либо реформироваться.

Цена вопроса, как выяснилось, составляет три с половиной миллиона рублей в год.

Три с половиной миллиона рублей в год на содержание школы мы себе позволить не можем, зато совершенно спокойно можем позволить себе покупку одного футболиста за девять миллионов евро, на которые, кстати, можно было бы содержать Иж-Бубинскую школу еще 101 год!

В министерстве образования точных данных о том, сколько школ уже закрылось в результате подобной оптимизации, мне дать не смогли, а лишь посоветовали, буквально «не чесать там, где не чешется».

Однако, по данным председателя ТОЦ Галишана Нуриахмета, который кропотливо ведет подобную статистику уже несколько лет, за последние три года в Татарстане в результате оптимизации закрылось 175 школ. И все они татарские (!).

По словам главы сельского поселения Расима Закирова данная школа также выполняет еще и функцию культурного досуга молодежи, деревенская молодежь не шатается по вечерам с бутылкой пива, а занимается в спортзале школы.

История

Читатель может задаться вопросом: в Татарстане закрылось 175 школ, а почему же именно эта привлекла особое внимание?

В начале 20 века село Иж-Буби являлось центром татарского просветительства. Здесь открылось первое в истории татар женское медресе. Мужское и женское медресе, открытые братьями Габдуллой и Губайдуллой Буби, переросли в педагогические училища: в 1907 году они получили право на прием экзаменов на звание учителя-мугаллима и учительницы-мугаллимы татарского училища, чьи сертификаты признавались всеми административными органами России.

Более того, в первом десятилетии 20 века эти училища стали давать знания на уровне университета, опередив в этом знаменитые татарские вузы – медресе «Галия», «Мухаммадия», «Хусаиния».

Подобного очага просвещения не было в то время не только у татар, но, пожалуй, и во всем мусульманском мире.

По своему уровню Иж-Бубинское медресе достигало тогда уровня знаменитого медресе Аль-Азхар в Каире.

Слава о медресе распространилась по всей России. В это время увеличился приток учащихся из Москвы, Казани, Уфы, Симбирска, Самары, Астрахани, Ташкента, Петропавловска, Семипалатинска и других городов.

По типу медресе Буби было реформировано медресе Европейской России, и за ними и часть медресе Средней Азии.

Женским медресе заведовала сестра просветителей Буби Мухлиса Буби. После разгрома женского медресе осенью 1912 года она переехала в Троицк и приступила к обучению девушек в открытой в 1910 году женской начальной школе.

Стоит отметить, что Мухлиса Буби кроме того, что преподавала, являлась еще и первой в исламском мире женщиной-казыей. Я. Халили писал по этому поводу: "Мы не знаем такого явления в исламском мире. Даже в являющейся исламским государством Турции, как нам известно, нет такого».

Помимо школы это еще и символ всего татарского образования, ведь именно в Иж-Буби было открыто первое медресе для девочек, а впоследствии и первая учительская школа, дипломы которой признавались всеми органами российской власти, т.е. это фактически был педагогический университет.

Стоит отметить, что университета, дающего высшее образование на татарском языке и готовящих соответствующих специалистов в Татарстане на сегодняшний день до сих пор нет.

Об этом же говорила и Альта Махмутова, историк, доцент КФУ, человек, посвятивший большую часть своей научной деятельности изучению наследия Буби, которая выступила перед жителями села.

Она, в частности, сказала:

- Ровно сто лет назад, в ночь с 11 на 12 февраля, в ваше село пришел отряд царских жандармов, чтобы прекратить существование очага просвещения татар. Медресе братьев Буби было растерзано, преподаватели арестованы. И если мы не отстоим сегодня сельскую школу, получится, что мы сами же, своими руками уничтожаем свою историю.

Призвав тем самым сельчан бороться за свою историю и школу.

- В этом году исполняется 230 лет открытию первого медресе в Иж-Буби. 140 лет со дня рождения Габдуллы Буби, 145 – Губайдуллы Буби, – продолжила Альта Махмутова.

Но никаких юбилейных мероприятий местная администрация в этом году не планирует.

В этой же школе находится и музей, который в случае закрытия школы окажется на улице, поскольку в доме, который хранит память о просветителях Буби, находится почта (!). На переоборудование этого здания в дом-музей, как и в случае со школой, у местной администрации нет собственных средств. А республиканский бюджет не спешит выделить несколько миллионов рублей, необходимых для реконструкции дома, ведь человеческая память не приносит дивидендов.

Какой подарок преподнесем мы основателям славной татарской традиции – сухую фразу о том, что «в 2012 году предусмотрено закрытие Иж-Бобьинской средней школы» или же сохраним прошлое ради будущего?

Глас народа

О необходимости сохранения школы на отчетном собрании села, которое проходило в деревне в этот же день, говорили не только Альта Хазиевна и журналисты, но и жители самого села.

Так, имам местной мечети отметил: «Я не придумываю ничего нового, но всем известно – закроется школа, не будет и села».

Да, открыто выступить в защиту школы осмелился только один человек – Айдар Халиуллин, но бурные и долгие аплодисменты присутствующих стали подтверждением того, что все жители села неравнодушны к данной проблеме.

«За иж-бубинскую школу борются все – и интеллигенция, и жители самого села, и районное руководство, рассказала «еТатар» заведующая сектором языков народов кабинета министров Татарстана Фирая Разыховна. - Ведь первые сигналы об ее закрытии звучали еще три года назад. И если сегодня школа, будучи не соответствующей современным требованиям, продолжает работать, это заслуга всех, кто заступился за нее. Возможно, школу спасет придание статуса музея, ведь она имеет не просто образовательную, но еще и историческую ценность».

Но не это главное. Самое страшное и главное то, что в случае закрытия школы дети будут вынуждены учиться в русской школе в Агрызе, потеряв при этом как татарский язык, так и татарское воспитание и окружение.

Парадокс, но, например, в Арске, который дал нам многих выдающихся татарских личностей во главе с Тукаем, из шести школ татарских осталось лишь одна, вторую на прошлой неделе закрыли, правда причина немного другая. Но в данном случае важна не причина, а результат.

Китай

После освобождения из тюрьмы в 1913 году Габдулла Буби с семьёй выехал в г. Кульджа в Китай, где с женой Хуснифатимой организовал школу, которая имела и женские классы.

Школа эта до сих пор стоит на своем месте, более того она является историческим памятником и охраняется китайским государством. Татарская школа!

Не срубили даже дерева напротив школы, которое со временем оказалось на проезжей части, все проезжающие его просто объезжают. Хоть в той школе сегодня и не преподают на татарском языке, на стене школы висит памятная табличка, напоминающая о том, что в ней когда-то преподаватели такие видные татарские деятели.

Исчезновение?

Отмена национального компонента в образовательном процессе, оптимизация, возможность сдачи ЕГЭ исключительно только на русском языке, отсутствие университетов, где можно было бы получить образование на родном языке – все эти процессы ведут к исчезновению национальных, в данном случае татарских школ.

Что это, целенаправленная политика искоренения национальных школ? Складывается впечатление, что оптимизировать хотят не школы, а татарский народ, пытаясь сделать из него серую российскую массу.

Отсутствие национальных школ – это путь медленной, но верной деградации и исчезновения народа. Это прекрасно понимали наши просветители еще в начале века. Поймем ли это когда-нибудь мы?

Гульназ БАДРЕТДИН


P.S. Редакция сайта будет отслеживать судьбу данной школы и информировать своих читателей о ней. Следите за новостями.

Справка.

В начале ХХ века Иж- Буби представляла из себя городской посад, со своими магазинами, торговыми рядами и двух этажными домами. Известно, что с конца XVIII века в Иж-Бобье функционировало медресе. Особую известность медресе получило в конце Х1Х века. Таким образом, в конце Х1Х в начале ХХ века Иж-Бобья стала одним из центров татарского просветительства наряду с такими большими городами как Казань, Оренбург, Уфа.

До 1917 года функционировала одна мечеть (здание сохранилось до сегодняшнего дня) 1895 года постройки, жилой дом известных просветителей Бобинских (здание сохранилось), дом купца Габдуллы Губайдуллина (здание сохранилось). Здание знаменитого медресе в конце 20-х годов ХХ столетия было перевезено в г. Агрыз и долгое время служило поликлиникой, потом музеем истории Агрыза и Агрызского района.

До 1921 года за рекой Иж в живописнейшем месте имелась лечебница, где разводили кобыл и лечились кумысом и куда приезжали лечиться из многих мест, содержал лечебницу купец Габдрахман Губайдуллин.

Буби (Нигматуллин) Габдулла (1871-1922 гг.) – богослов, педагог. Образование получил в медресе «Буби». С 1895 года совместно с братом участвовал в реформировании этого учебного заведения, преподавал богословие дисциплины. В 1911 году арестован по обвинению в пропаганде панисламизма. После освобождения из тюрьмы в 1913 году с семьёй выехал в г.Кульджа (Китай), где с женой Хуснифатимой организовал школу, которая имела и женские классы. В 1917-1918 гг. - преподавал в учительской семинарии Яушевых (г.Троицк). С 1918 года продолжил педагогическую деятельность в д.Иж-Бобья. Габдулла - автор богословских сочинений, внесших значительный вклад в формирование татарской религиозно-реформаторской мысли начала 20-ого века, автор переводов М.Е.Салтыкова-Щедрина, и автор сатирических рассказов.

Буби (Нигматуллин) Губайдулла (1866-1936 гг.) – педагог. Образование получил в медресе «Буби», в Стамбуле. В 1895 году после возвращения на родину вместе с братом приступил к переустройству медресе. До 1911 года руководитель мударрис, преподаватель естественной дисциплины. После разгрома медресе переехал в г. Уфу; В 1912-1924 гг. преподавал физику и географию в различных медресе и школах. В 1924-1926 гг. был директором сельхоз. Техникума в г. Казани, в 1927-1930 гг. - директором школы в г.Коканде (Узбекская ССР). С 1930 года жил в Ленинграде. Губайдулла – автор учебников по географии, физике, естествознанию, этике, грамматике татарского языка, которые в 1898-1917 гг. неоднократно переиздавались.

Буби (Нигматуллина) Мухлиса (1869-1937 гг.) – религиозный и общественный деятель, педагог. Сестра Габдуллы и Губайдуллы Буби. Вместе с братьями и их жёнами - Насимой и Хуснифатимой Нигматуллиными организовала женскую школу в д.Иж-Бобья, ставшую практически первой женской гимназией у татар, в которой обучались многие представители тюркских народов России. В1912-1917 гг. возглавляла татарскую женскую школу в г.Троицке и преподавала в женской гимназии. В 1917 году была избрана членом Духовного управления мусульман Внутренней России и Сибири, и стала первой женщиной - кази в России. Необоснованно репрессирована; реабилитирована посмертно.


Количество показов: 2647

Возврат к списку